Писатель

Елена Пыльцова

Персональный сайт

Зарегистрироваться Другая палитра
Рубрики

Про Любовь из Монтрё

3247
02/07/19
Рубрика Женская душа

nabokov в Моньре-палас.jpg



2010 год. Монтрё. Мы, как обычно, на джазовом фестивале...

Наш номер располагался как раз над бывшим известным всем "Номером Набокова". Он прожил там много лет и любовался видом Женевского озера с этого небольшого балкончика.

Фестиваль шел к завершению.  Мы паковали чемоданы. Собирались уезжать. Игорь пошел расплатиться. А я доскладывала мелочи в сумку. На пол вывалилась непригодившаяся таблетка Хофитола, препарата, улучшающего функцию печени и поджелудочной железы. Ну вы понимаете! Монтрё, французская кухня. 
Я подумала, что так благодарна всему в Монтрё за полученные эмоции, что не могу себе позволить оставить упавшую таблетку, ставшую мусором.  Решила нагнуться и поискать её, закатившуюся под прикроватную тумбочку. 
Уважение к хозяевам всегда будет вознаграждено!  Согнувшись в три погибели, приметила хофитолину около дальней ножки. А рядом с ней небольшой листок бумаги.  Это была записка.


Otredaktirovannaya-zapiska-iz-Montryo-570x800.jpg



Примчался Игорь с портье. Пора грузиться - наш лимузин уже был внизу. Пришлось убрать листок до времени.  Когда всё успокоилось в дорожном ритме по направлению к Женевскому аэропорту, я развернула забытое кем-то таинственное послание. 
Судя по всему, это черновик.
Она пишет ему. "Что он самый удивительный, восхитительный, ух! какой. Что он сделал её такой счастливой. Что никогда прежде она не испытывала такого чувства глубокого удовлетворения и безопасности. И что он — единственный из миллиона, кем она будет восхищаться, боготворить, лелеять и заботиться всем сердцем". 

Сказочный Монтрё! Какие чувства ты вызываешь! Что происходит на изломе погружения в музыку? 


А вот теперь про Любовь...
 
Дрожащими руками она писала черновик записки, стремясь всей душой выразить самое сокровенное. Он имел право это знать. 
В тот вечер она не ждала встреч. Хотела просто отдохнуть от прежней «любви». Та утомила её страшно своей нескончаемой неопределённостью.  Она до сих пор так и не знала, кого этот её кавалер больше любит: мужчин, или женщин.
Его капризы своей настойчивостью размывали границы. Её уже не восхищала та божественная красота, тонкость манер и казавшиеся такими чувственными пальцы. 
Застала его, уверенного в своём безграничном очаровании, с горничной отеля. 
Никто не ожидал, что она так быстро вернётся с концерта из Шийонского замка. Не понравилось исполнение и она рано ушла с концерта.  До Монтрё Палас любезно предложили подбросить обычно очень жадные соотечественники.  Эти англичане, судя по всему, тоже остались недовольны спектаклем.  Сейчас весь город — одна концертная площадка. 
Она всегда приезжала с родителями на джазовый фестиваль в Монтрё и после их смерти сохранила традицию. 
Этот ушел. Ушел сам после того, как осознал пустоту её взгляда.  Просто собрался и ушел.
Со своего балкона она видела, как он встретился, обнявшись, с горничной около калитки прохода к набережной.  Сердце даже не сжалось. 
Она приняла душ и пошла ужинать в брассерию.  Тупо прожевала своего пареного сибаса с постным помидором и ничего не видящим взглядом уставилась на проходящих мимо её столика людей. 
Через некоторое время с удивлением обнаружила, что рядом кто-то сидит. "Медитеррейниан" от Эрмес. Этот запах она узнает повсюду. Дарила его прежнему, но тому не понравился флакон и он передарил его другу. 
Сейчас рядом с ней сидел совсем другой мужчина, достойный носить этот запах.  Ярко-голубая рубашка оттеняла загар. Седые виски. Веселые морщинки и глаза в цвет неба. Во взгляде нет похоти. Удивительная для неё и почти что совсем забытая забота в голосе. 


Depositphotos_236185222_xl-2015.jpg
 

Она любила его, целовала плечи, руки, дрожала от нахлынувшего такого мучительного чувства. Слёзы горечи, что не встретила его раньше.  Проваливаясь в сон и воскресая в блаженстве, шептала:  - Любимый, любимый, единственный... 
А он вдыхал аромат каштановых волос и, закрывая глаза, прятал голову в непокорные локоны.

Через неделю приехала жена — худая, сухая, с цепкими морщинистыми руками, - немецкая швейцарка. 
Она старалась обходить машину своей соперницы - его жены, за километр. Но как-то раз поймала на себе её пронзительный взгляд и решила уехать, тем более, что фестиваль уже подходил к концу.  Последняя встреча - так она думала - перед церемонией Закрытия у входа в "Стравински Холл". Дрожащей рукой просунула записку ему в ладонь, отредактированную, переписанную начисто. А потом и ключ от своей лондонской квартиры. 

Через год у них родился сын.  Наверное, наверное он станет писателем... 





Добавить комментарий



Закрыть

Добавить комментарий к посту

Чтобы оставить комментарий, .