Писатель

Елена Пыльцова

Персональный сайт

Зарегистрироваться Другая палитра
Рубрики

Море дарит - море забирает

4315
31/05/11
Рубрика Женская душа

                pyle_mermaid.jpg 


Макарска Ривьера – любимое прибежище русалок. Здесь, в вихрях и потоках соединяющихся вод Адриатического и Средиземного морей, особым образом расправляется хвостовая чешуя. Это помогает филигранному скольжению по волне, придаёт удивительную лёгкость и аккумулирует способность ещё быстрей перемещаться в толще плотных вод.
Гибкие русалки перескакивают с потока на поток, а затем – на противоположные струи, подталкивая крупную рыбу, перебрасываясь мелкой, строят умилительные рожицы толстым неповоротливым краснопузикам и пристраиваются рядом с плывущими на больших скоростях, но возвращаемых встречным потоком дельфинам.
Тёплое море, ласковый прибой — какие тепличные условия для проживания подобной нечисти! Блестящая чешуя, расправляющаяся в вихрящем потоке, помогает буквально за минуты оказаться около тонущего человека. Не дай Бог конечно! Но, знаете, всякое бывает!
И там уж как кому повезёт – или разомлевшая от доброго расположения стихии сибилла вытолкнет несчастного на поверхность и помашет рукой спасателю, в последней надежде выискивающему в набегающей волне тело потерпевшего. Или, придавливая холодной рукой раскрывающийся в последнем крике рот, утащит утопающего красавца в свою пещеру на дно и будет долго играть кудрями, подбрасывая хвостом повисающую руку жертвы.
Прибрежные деревушки. Именно оттуда родом они.

На удивление долго, практически до начала текущего столетия, живущие в  этих поселениях были оторваны от жизни всего материка, имея редкую возможность связаться с соседними городами и деревнями только по морю. Ситуацию кое-как разрядили построенные вдоль всего побережья дороги, благодаря которым люди получили возможность в любое время дня и ночи, и в жару, и в холод добраться до магазинов, больниц, дискотек, железнодорожных станций и аэропортов. До тех пор скученная и скучная жизнь малых приморских деревень рождала трудноконтролируемые связи между близкими родственниками. На свет появлялись  дети. С набором врождённых пороков, к числу которых относится и передающаяся в ряде случаев по наследству шизофрения.
Очередное обострение заболевания, прыжок с высокой скалы в стремлении уйти в одной ей известные дали, желание ощутить себя птицей, способной улететь из замкнутого пространства кусочка жизни на берегу, спастись от тяжелой участи запертой на берегу крестьянки. Гибель в тугой воде, и рождение новой прекрасной русалки, получившей свободу и вольность распоряжаться ею по своему усмотрению.

В это лето погода радовала..
Начинался туристский сезон. В освоенное пытливыми искателями новое красивое место рядом с маленькой морской деревушкой, хозяевами которой были пятьдесят коренных жителей, съезжались желающие из соседних городов, из других стран, и даже с соседних континентов — так привлекательна была атмосфера сосновых зарослей на берегу, мягкий климат, тёплое море, комфортные условия заново отстроенных апартаментов.
Новый день, и появление на берегу молодого мужчины с сыном-инвалидом в коляске. Красивый белокурый мальчик не мог ходить. Каждое утро отец привозил его на берег моря, аккуратно поднимал на руки и спускался по царапающей нежные стопы, непривычные острой гальке, к воде — врачи рекомендовали сыну лечение морем. Несмотря на то, что родственники жены жили по соседству, было трудно выбраться на такой отдых. Нужны были деньги, а отец трудился один. Его жена умерла три года назад. Она была родом из этих мест. Как-то весной приехала навестить мать. Утром её тело выбросила волна на берег.

Трудно растить сына одному. Приходилось не спать ночами, выполняя, кроме основной, дополнительную работу на дому. Нужны были средства. Платить за еду, сиделок, врачей.
Но он старался. Упорно трудился, не жалея себя. Скопил нужную сумму  и смог вывести сына на море. Сегодня утром была сильная волна и он решил подождать на берегу, пока море хоть каплю успокоится. Принёс сыну мороженое. Отдохнул, откинувшись на спинку шезлонга. Казалось, что море стало спокойнее. Не спеша, взял сына на руки  и стал входить в воду. Вроде бы вода холоднее, чем ожидал. Не остановился. Сын обнял его за шею, уткнулся губами в ухо и прошептал:
− Папа, я люблю тебя!
− Я тоже люблю тебя, сынок!
− Сильно?
− Очень сильно?
− Как мама?
− Да, как мама тебя любила.
− Как ты думаешь? Она знает, что мы приехали сюда купаться?
− Конечно знает, мылыш.
− Я уже не малыш. Мне семь лет. Я уже большой. Я только пока ходить не научился.
− Ничего, научишься. Давай -ка, попытайся подвигаться в воде.
Мальчик, повиснув животом на расставленных руках отца, попытался сделать несколько движений руками — получилось. Ногами — никак. Тогда он сделал резкое движение туловищем, стараясь показать, что он им владеет и что скоро будет так же хорошо двигать ногами.
Отец, прочувствовав усилия сына, попытался зафиксировать более устойчивое положение на скользящей гальке. Но ноги разъезжались, он стал терять равновесие. 
И вдруг страшная боль пронзила грудь. Сердце! Его предупреждали, что нужно принимать лекарства, а он забыл. Первая мысль — не уронить сына. 
Рядом не было людей, кричать он не мог — острая  боль спаяла грудь в один горящий костёр. От отчаяния, от страшного одиночества, от непрожитого горя после странной, неожиданной смерти жены, теряя силы, он только и смог прошептать:
− Лилия!...

Она услышала его. Три удара мощным хвостом, и самая красивая русалка Ривьеры Макарска была около своего мужа. 
Мальчик во все глаза смотрел на голубоватое лицо той, которая когда-то была его матерью.
- Держись, - прошептала она.
Подоспевшие подруги вынесли к берегу ослабевшее тело не выпускавшего сына из рук. В это время к ним уже бежали зазевавшиеся спасатели, заподозрившие неладное с парой папа-сын.
На прощание русалка прикоснулась холодными губами ко лбу своего сына и прошептала:
− Помнишь меня?
− Да, мамочка.
− Береги его, - она показала глазами на потерявшего сознание мужа.
− Я буду. Ты придёшь ещё?
− Не знаю.
− Я буду ждать...
− Хорошо. 

Вопросы о здоровье странным образом спасённого зятя взяли на себя родственники погибшей жены. Он выжил и поправился. 
Создал общество помощи семьям пациентов, больных шизофренией. И каждый раз, когда его спрашивали, помнит ли какие усилия применил, что сделал чтобы спастись, оставался непроницаемо-серьёзным, вспоминая холодные сильные руки, показавшиеся сквозь пелену чудовищно-страшной боли знакомыми.

Они часто приезжают с сыном в родную деревню. И подолгу сидят на берегу в любую погоду и терпеливо ждут, вдруг приплывёт к ним та, которая, погибнув сама, нашла в себе силы спасти им обоим жизнь...





Добавить комментарий



Tatyana Alichanova
23 января / 19:54

ответить
Я плакала. Спасибо.
Закрыть

Добавить комментарий к посту

Чтобы оставить комментарий, .