Писатель

Елена Пыльцова

Персональный сайт

Зарегистрироваться Другая палитра

Рудольф Нуреев

1918
08/10/17
Рубрика Выдающиеся Личности

10517979_1.jpg


Я не буду спорить по этому поводу. Для споров нет слов, потому что ты или понимаешь и согласен, или не хочешь, чтобы у всех были равные права, не соглашаешься и втайне ненавидишь, презираешь, или завидуешь. 

Я о памяти и уважении к человеку Рудольфу Нурееву и о той фотографии, которую разместили на задней кулисе во время генерального прогона спектакля Большого театра. Это было изображение артиста обнаженным полностью, целиком, и по слухам, это фото Рудольф Нуриев при жизни запретил публиковать, взял слово фотографа, сделавшего снимок, что никогда не станет достояниям общественности.

Спектакль был отменен по официальной причине "недоработанности". Незадолго до появившихся материалов о том, что спектакль не выйдет в обозначенные сроки я посмотрела этот фильм Patricia Toy "Rudolf Nureyev", созданный в в 1991 году. Это документальный фильм и основное место в повествовании отдано самому Рудольфу Нурееву. Он уже не молод, богат, болен и даёт интервью на одном из своих островов. Фильм говорит обо всем, так привлекательном для тех, кому больше интересна оборотная сторона жизни великого артиста, чаще все же скрытая от большой публики. И ради Бога! О разных вещах можно по-разному говорить: сдержанно и с уважением к личности Человека, или ёрничая, намекая, подмигивая и похохатывая над подвигами молодости.
Один человек как-то сказал мне:"Вы же знаете, я вам каялся, что не пропустил ни одной стоящей путаны на всей Золотой миле от Марбельи до Эстепоны. Но это было давно, это прошло, и вы знаете, как скромно и стараюсь достойно, я живу теперь". 

И ведь действительно, мы совершаем в молодости невероятное, страстное, неприличное, оголтелое, то, от чего отказываемся потом пол жизни; обижаем и до смерти просим прощения. Наказываем себя аскезой во второй половине жизни, и молим Бога, чтобы она была подлиннее. Чтобы со всеми встретиться, чтобы было время извиниться, попросить прощения, наладить разрушенные горячностью молодости отношения. Очень переживаем за некоторые фотографии, которые согласились сделать в своё время в шаманском наитии от бурлящих жизненных соков. 

Я не знаю, чья идея разместить фотографию обнаженного Рудольфа Нуреева, которая шокирует, вводит в оцепенение психически здорового человека, неискушенного в тайнах современного искусства. Но интервью Нуреева незадолго до смерти говорит о том, что вероятнее всего он задумался бы, размещать такое фото на сцене Большого и возить потом по всему миру, или предпочесть более скромные фотографии, акцентирующие внимание на его безудержном таланте, развивая который, он как к мощному живительному источнику своей страсти танцевать приникал к творчеству и телам своих партнёров, ставших любимыми во всех смыслах. 

Я не знаю, есть права у Большого театра на использование фото обнаженного Нуреева, кто у кого что купил и кто кому что продал. У режиссёра спектакля огромное количество заступников. Я не знаю и это не мой вопрос - сколько денег на что ушло и кто где был не честен, хотя конечно интересно. У Рудольфа Нуреева нет детей и не известно, наследовал ли кто-то права на его изображения и так далее... Но артисты и режиссеры, такой тонкой душевной организации люди. Почему никто из них не заступился за человека, тоже артиста, великого танцовщика, на имени и памятью о котором должна была погреметь шикарная Премьера на сцене Большого театра, на которой Нурееву так и не достало, кстати, выступить. Хоть кто-то из них подумал о том, что и после его смерти также никого не спросив и думая только о своём творчестве могут опубликовать случайное личное, обусловленное ситуацией и настроем фото. 
Мертвые уже умерли. Но их история живет. За мертвых тоже нужно заступаться. Нужно беречь целомудрие их несостоявшейся старости. Это долг каждого нормального человека. Потому что каждому дан срок  для того, чтобы мы наделали ошибок, а потом их исправляли. 

Такая жизнь. 

Но мертвые тоже имеют право на защиту. Мы должны защитить своих, даже если есть много тех, которые считают, что их память и то, что они сделали, можно просто использовать. Нельзя. Неприлично это.







Добавить комментарий



Закрыть

Добавить комментарий к посту

Чтобы оставить комментарий, .