Писатель

Елена Пыльцова

Персональный сайт

Зарегистрироваться Cменить вид сайта Другая палитра

Обертон жестокости

1429
09/07/13
Рубрика Сказки для взрослых

Ненавистны мне все, для которых есть только один выбор: быть злыми зверями или злыми укротителями зверей; близ таких людей я не стал бы строить себе хижины

Фридрих Вильгельм Ницше (1844-1900), немецкий философ и поэт


Старые люди говорят, что Любовь, устав от человеческой жестокости, покинула мир людей и поселилась в мире волков.
С тех пор каждому так сложно вылезти из плотно-защитного кокона и начать общение с себе подобными.

000000.jpg
Сальвадор Дали   Геополитический младенец наблюдает рождение нового человека 1943 год Холст Масло


                                       *   *   *

Душа Адель любила путешествовать и в какой-то момент решила родиться в России, уже в новом, в 21 веке. Это было несложно при её-то умении.

Очередное воплощение произошло в Москве, в с виду приличной семье.

Близкие были с ней милы, окружающие этому завидовали и не упускали момента укусить. Никто не знал, что там происходит по-настоящему. Казалось, у неё спокойно-счастливое детство. Не каждому подфартит треть жизни провести в состоянии ментального блаженства и приглушенного чувства опасности.

Но рефлексы есть рефлексы. Когда Адель как-то незаметно для себя выросла, очухалась, огляделась, поняла, что хоть и научилась в спокойном семейном окружении управлять эмоциями, но теперь вынуждена признать, что мир жесток, совсем не похож на привычное с детства окружение. Нужно продолжать жить в нём, учиться соответствовать окружению. Ну и что? Не страшно. В любом случае путь один — только вперёд.

Девочка выросла и выучилась, начала делать модное дело - занялась бизнесом. Преуспела. «Добивая» клиента в переговорной, оправдывая свои действия, шептала: «Ничего личного, только бизнес».

Научилась профессионально огрызаться. Когда кто-то рядом щерился, она реагировала мгновенно. Со временем приобрела по-настоящему «звериную» интуицию. Малейшее изменение позы делового партнёра, чуть более сжатые губы собеседника, судорожная проверка чистоты ногтей под столом во время беседы — и она уже готова к следующей части «Мерлезонского балета», отбрасывая все сомнения в своей несостоятельности. Становится каменной, ещё более собранной, глаза сужены, напряжены, весь вид говорит о том, что никто и никогда в любой, а уж тем более в смертельной схватке, не получит от неё снисхождения. Прямо, как гордая и опасная волчица, готовая разорвать все клетки мира, чтобы выбраться на волю.

Её стали бояться, никто не знал, как велико её коварство, знали только, что из каждой сделки она выходит победителем.


Со временем ей стало казаться, что все ухватки, которыми она пользовалась в жизни, были из мира животных. Но люди почему-то реагировали только на них. Уважительное, «человеческое» общение было не в ходу. Люди привыкли к жестокости, они упивались ею. Адель не отставала. Её поведение в бизнесе было принято большинством благосклонно. Она усвоила правила игры. Её стали ставить в пример, как супер-успешную, крутую, жесткую бизнес-леди.

Вокруг было много мужчин. Крутилось много желающих урвать хоть каплю любви. Она и тут не отставала, использовала их по своему усмотрению. Не верила в любовь и нежность, видела только корысть в оказываемых знаках внимания. Она давно привыкла к тому, что предательство в любви за деньги, связи, жирный кусок — это норма, привычно для обычной жизни. Став в душе «настоящей волчицей», считала, что легко справляется с небольшими сложностями.


Волчья хватка, волчий оскал, волчья выносливость.

Кто-то подслушал её тайные мысли, то ли ангел, то ли бес. И ярким мартовским утром она проснулась в волчьей стае маленьким волчонком, маленькой волчицей, самкой, опоздавшей к первому кормлению, все соски были разобраны. Матёрая волчица-мать начала ворчать и кто-то уступил Адель.


10959554_786151171420123_5844822998412473327_n.jpg

Katerina Plotnikova Photography


Со временм она стала различать тональность звуков, которые та издавала. Когда взвизгивала, то сразу прибегал волк-отец и придирчиво оглядывался, всё ли в порядке. Когда рычала, защищала своих щенят. Когда лаяла, звала подруг из стаи полюбоваться на своих детей.

Однажды завыла страшно — началась облава. Волчат её помёта подхватили взрослые волки, кто кого смог. Оставшиеся без помощи должны были погибнуть.


Адель спас вожак стаи, прихватив за холку огромными клыками. Было больно, но она сразу ощутила, что не пропадёт, находится под защитой сильного.

В её последней человеческой жизни отец был невнимательно мил, почти что равнодушен. Недостаток мужского внимания компенсировал дядя, папин брат. Был внимател и ласков с ней, а потом даже спас. Она тонула, когда ей было семь. Схватил так же резко, как вожак, только за волосы и вытянул резкими рывками из воды, решительно подгребая к берегу. Положил её ослабевшую на полотенце на правый бок, растёр спину и грудь, потом ноги, дал отдышаться и на руках отнёс домой. В тот момент она ярко осознала, что есть на свете человек, которому она не безразлична.

Теперь её нёс в своих зубах вожак стаи. Она снова была спасена. Он тщательно ухаживал за малышкой, взяв на себя заботы её настоящей волчьей семьи. Кормил её, приносил наохоченную добычу в желудке и отрыгивал её для маленькой волчицы Адель. Рядом с ним она стала очень выносливой, научилась пробегать по сорок километров в день без остановки. Глядя в глаза своему спасителю, понимала его без слов, так выразительна была его мимика, и так много говорил его взгляд. Когда подросла, всегда находила у него защиту. Страшным ударом для неё стало то, что волчий вожак, взглядом остановивший стаю перед опасным местом, попал в огромный медвежий капкан. Ему удалось разорвать цепь и вернуться к стае, продолжившей свой путь. С огромным капканом на ноге он ухитрялся охотиться и по-прежнему оставаться самым сильным волком, сохраняя власть и авторитет. Беззаветно преданная ему стая оставалась рядом.


В какой-то момент раненая нога ему отказала, и он взглядом прогнал всех, задержав около себя любимую Адель. Самая красивая волчица стаи была около своего вожака почти что сутки. Облизала его в головы до ног, пыталась отодрать капкан, залечить больную ногу. Но ей это было не под силу.

Вожак положил ей голову на лапы — такую слабость он мог позволить себе только с ней — чувствовал, знал, что никогда его не предаст, не воспользуется его слабостью.

Так прошло много времени. А потом из последних сил поднялся во весь рост, взглядом приказал ей уйти и не возвращаться. Адель повиновалась. Медленно, продвигаясь из чащи к свету, она оглядывалась на своего хранителя, потом потеряла его из виду.

Ей удалось найти свою стаю. К тому времени сильному племени прибилось ещё несколько молодых волков, один из которых стал ей мужем.

Обычная серо-рыжая волчица. Чем она могла пленить такого красавца?

Настоящий князь — белоснежный волк Ив, самый красивый во всей округе. Он дрался за неё и победил. Он так любил, он так берёг свою самку. Тихие укромные места ночевок только для неё. Самые вкусные куски от его добычи были только для неё. Он так ухаживал за ней, когда он носила их общих щенят.


10978639_786151158086791_8981397527829282864_n.jpg

Katerina Plotnikova Photography


В беременность у всех живых существ «крыша едет», и у людей, и у зверей. У Адель тоже совершенно неожиданно сместились представления и понятия, когда она вдруг увидела натянутые красные флажки загона на месте будущей охоты в хозяйстве. Они забрели туда в поисках пропитания. Раньше ей в голову бы не пришло бояться. А тут случился ступор — она не могла пробежать под натянутой верёвкой. Ну, не могла и всё тут! Её волк погрыз всё, что мог, но она всё равно не решалась от страха перед этим противным красным цветом, перешагнуть через поверженную струну с прилепленными к ней красными флажками. Её Ив всё понял. Он аккуратно прихватил зубами нитки и оттащил с её тропы и саму верёвку, и злосчастные флажки, освобождая путь для своей любимой.


Они всюду были вместе. Охотились, растили и холили своё потомство, обучая всем премудростям взрослой волчьей жизни. Наказывали, конечно, требуя от волчат внимания, объясняя, что выжить можно обучившись всем премудростям у прошедших нелёгкий путь родителей. Терпели, когда разыгравшиеся покусывали отца за нос, учили малышей выть на голоса, передавая таким образом стае информацию о передвижении потенциальной добычи, учили не брезговать помидорами, арбузами, рябиной, брусникой. А потом охотились вместе со своими сыновьями, загоняя дичь в плотное кольцо, честно распределяя добычу. Как-то раз на пути им попались гибриды, волки, скрестившиеся с собаками. Это были настоящие звери, наглые, агрессивные, бесчувственные и очень коварные. Им были пофиг все правила жизни стаи. Знакомство, переходящее в дружбу, не состоялось.


А потом начались проблемы. На красивого белого волка началась настоящая охота. По древним поверьям шкура белого волка приносит особое счастье — обладатель её будет всегда богат и счастлив. Удача никогда от него не отвернётся. 

За стаей, в которой жила Адель со своей семьёй началась особая охота. Главной приманкой был белый волк, её белый волк, Ив.

Они чувствовали неладное, но никак не могли понять, откуда ждать нападок. Только Адель знала, что людей нужно бояться, их ковартсву нет границ. Бегали они быстро, были очень осторожны, подстрелить их было трудно, поймать не могли, на капканы они не велись. Поэтому жадными людьми был применён особо изощренный метод для получения шкуры белого волка.


Жадные люди взяли стрихнин.

Целая миска его была растёрта с аравийской камедью, пшеничной мукой, содой, чистой водой. Адская смесь заквашена до густого теста. Те, кто готовил, были очень осторожны. Нужно было следить, чтобы яд , стрихнин, не попал на кожу  домашних животных и людей.

Из этого теста раскатали 120 пилюль в величину горошины каждая, смазали их смесью сала с тухлой говядиной и начинили зарезанного барана, с которого предварительно сняли шкуру чулком, сделали в туше проколы, вложили в эти проколы отравленные пилюли, а затем натянули шкуру обратно.

Подготовленных таким образом животных на закате солнца отвезли на место предполагаемой охоты волчьей стаи, в которой жила Адель и её семья. Было известно, что звери, хватившие отравленного мяса, ложатся мёртвыми не далее восьмисот шагов от разложенной туши...


По праву и обязанности главы семьи большой белый волк Ив первым попробовал так легко доставшуюся добычу. Эта свежая туша барана лежала прямо на их пути. Правда, немного засомневался, но всё же решил пробовать, и сразу попал на отравленную пилюлю.

Через минуту, когда началось странное болезненное подёргивание внутри он осознал, что разжевал и проглотил страшную отраву. Поймал глазами взгляд Адель.

Она тоже всё поняла, своей командой отправила детей-молодых волков домой к стае с сообщением об опасности. Сама подошла к любимому, легла с ним рядом, облизала его отравленную пасть.

- Ты хочешь вернуться к людям? - спросил её Ив.

Тихо, совсем тихо, умирая рядом со своим любимым волком, не чувствуя страха, главного обертона жестокости, она ответила:

- Нет!




Добавить комментарий



Закрыть

Добавить комментарий к посту

Чтобы оставить комментарий, .