Писатель

Елена Пыльцова

Персональный сайт

Зарегистрироваться Другая палитра
Мои друзья

Николай Пуховский

1495
22/07/13

Тирания, опричнина, холопство

Новая книга Николая Пуховского ждёт своего издателя 


i_007.jpg

Коллега и друг Николай Пуховский, врач-психиатр, кандидат наук с огромным стажем работы, написал книгу "Тирания, опричнина, холопство" (взгляд психиатра на историю России от Ивана Грозного до наших дней). Тема мужская. Чтобы её поднять, нужна большая смелость опытного врача, потому что история всегда над медициной, но пронизана ею с головы до ног.
Ищем издателя для Колиной книги, но в качестве заманухи опубликовали несколько первых страниц рукописи.

Введение
... 
Речь пойдёт об элите - "свите, которая делает короля". 
В связи с этим, предваряя изложение, неожиданно для самого автора охватившее почти четыре с половиной столетия истории
России, полагаю необходимым привести исходное теоретическое положение о роли опричной элиты в названном отрезке исторического пути государства Российского.
Итак, речь пойдёт от элите - "свите, которая делает короля". Согласно определению, Элита (элиты) - совокупность людей, декларируемых на данный момент как лучшие, самые заметные в группе, в общине, в государстве, социальный корпус, претендующий на формирование особого, привелигированного слоя, располагающего культурным авторитетом (литературным, научным, спортивным, каким-либо иным - но именно политическим, поскольку подразумевает установленный в Государстве порядок; истеблишмент, при котором посты и почести распределяются соответственно иерархии дипломов, рангов и университетских титулов).
Естественная элита общества есть, по существу, носитель охлократии, власти толпы в человеческом общежитии. Естественная элита сибаритствует. Ей свойственна биофилия - жизнелюбие, временами даже чрезмерное (вплоть до неразумного гедонизма).
Некрофилия же, любовь к разрушению связей между людьми, противна демократической стихии охлократии. Некрофилию (злокачественную невротическую интерперсональную деструктивность по Э.Фромму) следует искать лишь в душах тиранов.

В истории России, начиная с Ивана Грозного, ряд монархов и диктаторов - Пётр I, Павел I, Николай I, Александр III Романовы; за ними В.И. Ленин и И.В. Сталин, Н.С. Хрущев, Л.И. Брежнев - веками создавали или способствовали поддержанию социальной организации, в рамках которой психоневротическая некрофилия была существенным, а временами даже превалирующим мотивом государственного управления.
Порождения этого мотива, опричнина и холопство, - зловещие тени самовластья некрофилов, укоренились в великорусской культуре, став уже в наши дни, объективными характеристиками не только российской власти, но и российской опричной элиты.
Опричная элита, суть прикормленные властями охлократы. Назначение и modus vivendi опричной элиты - бессовестная пропаганда "величия и мудрости" очередного тирана-автократора. Именно союз опричнины и охлократии систематически возрождал тиранию в истории России после Ивана IV Грозного.
...
Атмосфера холопства основывается на молчаливом согласии большинства граждан с тем, что поговорки типа "Бей своих, чужие бояться будут" или "Не верь, не бойся, не проси" - суть истинные равила человеческого общежития, а тирания лишь выражает естественное право властей предержащих на насилие и обман собственных граждан ради процветания отчуждённого от них опричного государства.
Между тем, закрепление этой ложной максимы гражданского бесправия в мировосприятии подданных Государства Российского связано с исторической памятью об ужасных деяниях всего лишь четырёх самовластных диктаторов - тиранов - Ивана Грозного, Петра Великого, В.И. Ленина и И.В. Сталина. Только эти четверо остались в народной памяти зачинщиками государственного террора и репрессий против граждан собственной страны, невиданных в иные времена нелёгкой русской истории.

Попробуем провести анализ жизненного пути этих великих тиранов с позиции современного психиатрического знания. Необходимо подчеркнуть, что психиатрическое знание о природе и сущности (essential nature) психических расстройств лишь в последние десятилетия становится доказательным как часть "цикла нейронаук" по С. Роузу (1).
Дело в том, что с "компьютерной" точки зрения, расстройства умственной деятельности и поведения у человека могут служить выражением двух принципиально разных патологических процессов - внешне сходные расстройства психики могут иметь как невротическую (soft-ware), так и органическую (hard-ware) болезненную природу. В первом случае, при невротическом процессе, психиатры сталкиваются с Абсурдом психоневроза; во втором случае, при органическом процессе - с Хаосом психотоидной деменции.

Сам предмет рассмотрения - массовый террор и репрессии против граждан собственного государства - заставляет исследователя искать различия мотивации политических решений самовластного тирана между скрытным смыслом аффективно-бредового расстройства и бессмыслием психотоидной деменции.
Историческая наука говорит о том, что массовый террор властителя в отношении собственного народа - явление весьма редкое. Мотивы его носят аномальный характер; это само по себе делает тирана-автократора интересным для научно- психиатрического изучения. Уникальность явления побуждает исследователя отдать предпочтение психоанализу; лишь при явном психическом расстройстве оценка мотивов будет производиться в терминах клинической психиатрии.
Остаётся добавить, что в настоящее время два направления развития классического психоанализа уже нашли своё отражение в Международной классификации болезней и причин смерти 10-го пересмотра (2) - "динамически-культурная теория невротического процесса" по Карен Хорни (3) и аналитико-психиатрическая концепция "адаптационной психодинамики" по Шандору Радо (4).
Такова преамбула. Приступим теперь к научно-психиатрическому анализу жизненного пути наших героев - по его завершении в кажом случае будет выноситься диагностическое суждение.
И уж только после этого автор попробует дать заключение о сущности опричной элиты и её месте в истории Российской державы.

Часть первая. Иван IV, Пётр I и рождение опричной элиты

Совершенно определённо можно сказать, что до Ивана IV Васильевича Грозного Рюриковича элита Московии формировалась из рядов армии (собственно, об этом говорит само слово "бояре"- люди, получившие привилегии за заслуги в боях с внешним врагом). Иван IV первым в истории России сделал опорой власти государственную полицию - опричнину, задачей которой стало подавление внутреннего врага.
Пётр I кардинально изменил внешнюю политику Московии, но в своей внутренней политике продолжил генеральную линию Ивана IV - он распространил опричные привилегии на сословие дворянства. Более того, в попытках решения экономических проблем опричной государственности Пётр Великий способствовал юридическому оформлению крепостного права. Так Пётр I создал предпосылки для возникновения в России полицейского государства общенародной опричнины-холопства.

Великий князь и царь Всея Руси Иоанн IV Васильевич II Рюрикович Грозный (1530 - 1584 г.г.).
"Аз есмь оружие Божьего гнева!"

В официальной истории российской государственности Ивану IV принадлежит "гениальная" идея разделения единого государтсва Московской Руси на "опричнину" и "земщину".
Бредовая идея "государства в государстве" стала для первого Царя всея Руси Ивана IV альтернативой воспитанному в сиротском детстве навыку аутистического уклонения. Оно проявлялось в бегстве из невыносимого внешнего мира в мир собственных фантазий, в котором он прятался от предательства и измен царедворцев. 
Но, в отличие от обычных людей, деспот имел возможность в полной мере использовать своё автократическое право на кардинальное изменение сложившейся веками народной жизни.
Изменить реальность человеческого общежития дано в истории немногим. Иван IV смог стать одним из этих немногих. Он создал государственный аппарат, единственной целью которого являлось его собственное выживание, даже ценой полного истощения ресурсов народного организма.
Следует признать, что в этой идее есть глубинный смысл. Последующие события показали, что псевдоматеринское "опричное государство в государстве" непобедимо извне, поскольку всякая агрессия, направленная на опричную государственность, обрушивается сначала на земщину и вызывает яростное сопротивление народа. Однако, само бытие опричной государственности провоцирует внешнее окружение на агрессию и превращает его историю в бесконечную войну "всех со всеми".
Не будет преувеличением утверждать, что Иван Грозный повлиял на создание особой психологической атмосферы России с её душевным терпетом каждого гражданина перед всесильной опричниной и тайной мечтой каждого вступить в её ряды.
Поэтическую форму этим глубинным переживаниям века дал М.Ю. Лермонтов в "Песне о купце Калашникове". Гений русской словесности совершенно определённо указал на сущность опричнины, как социального явления - привилегированный социальный статус государственного служащего в обмен на слепое подчинение любому, самому нелепому и бесчеловечному капризу деспота.

Инструмент массового террора, опричнина, продолжалась всего семь лет - с 1565 по 1572 г.г. Затем она была преобразована в Государев Двор, но на долгое время разделила народ и государство.
Некоторые авторы утверждают, что за семь лет массового террора были казнены примерно 3-4 тысячи заговорщиков (на 8-9 миллионов подданных тогдашней Московской Руси). На самом деле численность жертв превышает многие десятки тысяч. Свидетельства об этом содержат такие книги, как "Царь Иван Грозный Руси" Валерия Шамборова, "Иван Грозный Бич Божий" Д.М. Володихина, "Иван IV Грозный" Э. Радзинского.
Однако, проблема не только в количестве убитых "своих и чужих", сколько в личном произволе Ивана IV и его опричников. Казнили явно невинных людей, да к тому же их зверски мучили, истязали, использовали наиболее мучительные формы казни. Опричники стёрли с лица земли целые городв Московской Руси, яркий пример - Новгород.
Но и это ещё не всё! Преисполненные кровожадной яростью, каратели царедворцев и невинных жителей Московской Руси, опричники оказались никудышными бойцами с настоящим врагом во время набега Девлет-Гирея на Москву в 1571 году.
С введением опричнины начался упадок до того процветавшего, несмотря на войны и пожары, государства Московской Руси. Последующие события привели к гибели династии Рюриковичей, к Смуте и прекращению до начала эпохи Петра I государственной независимости Московской Руси.

Медицина о личности Ивана Грозного

Личность Ивана Грозного не раз привлекала к себе внимание медиков. По данным С.Н. Богатырёва(2), с точки зрения психиатрии загадку его характера впервые попытался решить Я.А. Чистович в своей книге по истории медицины в России (3). Рассмотрев свидетельства о Грозном, приводимое у Карамзина, Я.А. Чистович пришел к следующему выводу: Карамзин не догадался, что Иван IV был не изверг, а больной человек. Царь Иван страдал неистовым помешательством, вызванным и поддерживаемым яросным сладострастием и распутством.
Врач-психиатр профессор Харьковского медицинского института П.И. Ковалевский в 1897 - 1899 г.г. опубликовал "Психиатрические эскизы из истории". Очерк "Иоанн Грозный" завершался словами: "На основании этого короткого очерка жизни Иоанна  я с убеждением позволю себе высказать мнение, что Иоанн был душевнобольной человек, причем его душевная болезнь выражалась в форме однопредметного помешательства (мономании или паранойи), позволившего ему одномоментно и управлять государством и совершать деяния, которые могут найти объяснение только в его болезненном состоянии (4).

С.М. Богатырёв (2) отмечает, что мнение о паранойе поддерживали также Д.М. Глаголев (1902 год - "у Ивана Грозного была прирождённая паранойя") и американские исследователи Р. Хэлли и Р.О. Крамми. Причем Р.О. Крамми полагал, что могли быть и другие психические отклонения, так что в годы царствования Ивана IV реальным правителем Московии был кто-то из его ближайших советников - например, Басмановы или Малюта Скуратов.
Эти часто цитируемые суждения о паранойе далеко не бесспорны. Пафос их сводится к судебно-психиатрической проблеме вменяемости, то есть состояния, при котором человек способен сознавать значение совершаемых им деяний и руководить ими. Человек, признанный невменяемым, освобождается от уголовной ответственности.
Таким образом, суждения о паранойе имеют своей целью оправдать деяния Ивана Грозного. В самом деле, как же мог управлять государством на протяжении 25 лет - с 1560 по 1584 г.г. - невменяемый слабоумный психотик?
Увы, мог! Не он первый, не он последний! Попробуем провести анализ того, как это произошло.

Теория паранойи

Теория паранойи была разработана в научной психиатрии к концу XIX века.Известный врач-психиатр профессор Рихард фон Краффт-Эбинг в 1897 году писал: "Под названием паранойи следует понимать хроническое псизическое заболевание, которое встречается исключительно у людей с повреждённым мозгом, часто на фоне конституциональных неврозов, и проявляется бредовыми идеями"(5).
Эти бредовые идеи, согласно теории, суть первичные создания повреждённого мозга. В отличие от бреда при меланхолии и мании, они не имеют эмоционального происхождения и формируются путём интеллектуальных операций, вырастая в систематические иллюзорные конструкции.
Параноик принимает свои суждения без критики, как руководство к действию. Он чувствует и действует так, как если бы его бредовый мир был реальностью. Он возводит постройку, фундамент, краеуголные камни которых - фикция, несмотря на выверенную тщательность архитектуры.
Приведённое суждение о дегенеративной паранойе (первичной или приобретённой) в том виде, в каком оно формулировалось в конце XIX века, в настоящее время уступает место доказательному знанию природы и сущности (essential nature) психических расстройств.

Данные психоанализа

Классический психоанализ впервые возник из наблюдений за истерией, навязчивостями и паранойей. Одна из первых психоаналитических работ З. Фрейда, опубликованная в 1896 году, называлась "Дальнейшие заметки о нейропсихозе защиты. Часть III. Анализ случая хронической паранойи". В этой работе З. Фрейд постулировал, что паранойя, подобно истерии и навязчивостям, возникает из вытеснения невыносимого знания, а симптоматика её определяется содержанием вытесненного материала.
З. Фрей представил классический анализ случая паранойи. Женщина 32 лет, замужем три года, мать двухлетнего ребёнка. Через полгода после его смерти стала замкнутой, недоступной, отказывалась видеть братьев и сестёр своего мужа и жаловалась на соседей, что они грубы и невнимательны к ней...
Добавить комментарий



Закрыть

Добавить комментарий к посту

Чтобы оставить комментарий, .