Писатель

Елена Пыльцова

Персональный сайт

Зарегистрироваться Cменить вид сайта Другая палитра
Мои друзья

Максим Цыганов. Воспоминания. Травматология

1622
02/02/17


                 16106006_1791899114467043_5696715446558113304_n.jpg

                  Тот городок был мал, как детская игрушка

                   Не знал он с давних пор болезней и нашествий

                   На башне крепостной ржавела молча пушка,

                   И стороною шли маршруты путешествий... (с)


Это было так давно... Но не забывается...

Это вторая часть Двулогии:

Травматологическое отделение городской больницы находилось на пятом этаже нового здания. Этажей всего было шесть и выше травмы была только хирургия, куда меня сперва и определили, но быстро разобрались и вернули к своим по той причине, что у двоих послеоперационных разошлись швы от смеха. Ну, как обычно новичка встречают в палате - не, полотенце под ноги не роняют - не на крытке, но просят представиться и...

- Ну что, парень, анекдоты свежие знаешь?

- Ну, слушайте, терпилы!

Мир жил своей насыщенной жизнью: в Мексике шел чемпионат мира по футболу, в Афганистане ушел в отставку Бабрак Кармаль, в СССР началась двенадцатая пятилетка и борьба с нетрудовыми доходами, а я шел по длинному больничному коридору, твердо ставя костыли на больничный линолеум.

Медсестра лет сорока осмотрела меня недоверчиво, и отвела в палату пообещав вызвать на перевязку.

- Часик в радость, увечные! - сказал я присаживаясь на свободную кровать и приспосабливая костыли у изголовья.

Мужик, лет шестидесяти, на кровати у окна слева, что-то буркнул и опять склонился над каким-то хламом на тумбочке, бросив на меня неприязненный взгляд.

- Юра! - жизнерадостно представился его сосед справа от окна и приветственно взмахнул забинтованными по предплечья руками.

- Зожоза! - то ли прошипел, то ли просвистел парень, лет на пять меня старше, расположившийся слева от входа. Рот у него был стянут резинками и выглядел он жутковато, хотя и улыбался.

- Володя его зовут, бобра нашего! - перевел шипение Юра.

Я с любопытством посмотрел на колдовавшего над тумбочкой пожилого мужика и подумал - не швырнуть ли мне в него подушкой.

- Это Палыч, Коровин! - Юра представил нелюдимого с явным уважением, - Он он у нас на все руки мастер!

- Ы нозы гозе! - добавил Володя.

- Ну да, и ноги тоже! - вновь перевел Юра и засмеялся. Смех у него был добрый и совсем не обидный, но Палыч-Коровин швырнул на тумбочку какие-то железки, взял сигареты, подхватил костыли и вышел из палаты, движения его были резкие и какие-то нервные.

- Ты сам-то по какому случаю к нам направлен? - Юра явно скучал и был рад новому человеку, особенно если учесть, что двое были не особенно разговорчивыми.

- По случаю термического ожога третьей степени! - бодро ответил я и обожженная нога тут же заныла.

- Стало быть товарищ по несчастью! - с неисправимым оптимизмом прокомментировал Юра, - Я тоже вон обе руки до локтя обжог!

- Не слабо! Как же ты их обжег, если обе сразу?! - я попытался представить, что могло случиться.

- Да по глупости, сам виноват! - Юра досадливо махнул рукой и сморщился от боли. - Решил у садового домика крышу подремонтировать, а то протекать стала. Купил пару рулонов рубероида, гудрон выпросил у работяг на стройке и в субботу, с утра пораньше сел за руль и на фазенду. Развел костер, нашел какой-то старый бак, засыпал в него гудрон и поставил в костер растапливаться, а сам пошел грядки поливать. Пока все полил гудрон уже закипел, перелил часть в ведро и полез на крышу, чтобы промазать доски перед тем как рубероид укладывать. Малюю по крыше, как тот Том Сойер, но чувствую, что гудрон в ведре загустевает, ну остывает и от этого густеет, я заторопился и видимо наступил на промазанный участок, поскользнулся и с крыши грохнулся! Да так неудачно, что двумя руками точно в бак с кипящим гудроном!

- Оху.. Офигеть! - я даже плечами передернул, как представил эту картину.

- Ну да, судьба-злодейка, надо было так точно попасть!

- Я думаю, что на какое-то короткое время сознание потерял, потому что помню себя только как стою у забора-штакетника и соседа зову.

- Слушай, ну хорошо, что кто-то рядом оказался, а то как быть, до города километров пятнадцать...

- Ну да. Сосед только приехал, я ему еще с крыши помахал перед тем как в бочку нырнул.

- И чего, рванули в город?

- Ну чего, давай, говорит сосед, час-полтора потерпи, я свои грядки полью и поедем, а то бензин жечь туда-сюда ездить...

- Погоди, это как? Какие грядки?

- Да не, он нормальный мужик, в соседнем отделе работает, мы по одной теме года три вместе в командировки ездили в Семипалатинск, затем на Новую Землю. Просто так сложилось, он только приехал, даже не переоделся, а тут я со своими руками.

- Хрена себе! То есть этот нормальный мужик отказал тебе в помощи и как же ты дальше?

- Ну как, сел в свою машину, он мне еще помог двигатель завести... И поехал по обочине с аварийкой на первой передаче. Как почувствую, что хреново мне, сцепление выжму, заторможу, отдышусь, снова сцепление выжму и дальше. Уже к городу подъезжал, там на развилке пост ГАИ выставили, я к ним подъехал, а выйти не могу, хорошо ребята, гаишники, сами ко мне подошли.

- Помогли?

- Конечно помогли! Один ко мне сел, за руль, а другой врубил сирену и до самой больницы, с ветерком и мигалками! - Юра опять улыбался, а у меня какой-то ледяной ком в груди вырос.

- Пришла медсестра и повела меня на перевязку. Перевязку делали долго, часа полтора. Сначала снимали старую, размачивая бинты теплым раствором фурацилина, затем чистили, осматривали чуть не в микроскоп, а в завершении набрызгали какой-то оранжевой мази на салфетки, аккуратно пришлёпнули и снова всё забинтовали.

- В палате были гости, точнее гостья, дама, лет около тридцати, брюнетка с короткой стрижкой в пёстром сарафане. Она быстро двигалась, как капелька ртути по стеклу, поправляла подушки, выравнивала книги и журналы, лежащие на тумбочках, разглаживала покрывала, что-то постоянно щебетала, при этом не делала ни одного лишнего движения. Почему-то вспомнил, что когда занимался борьбой, то рисунок поединка намечал, отслеживая соперников до выхода на татами - как человек двигается в обычной обстановке. Именно борцы с такими плавными и экономными движениями всегда были наиболее опасны в схватке.

- Девушка дошла до Коровина-Палыча, села рядом с ним, обняла за руку, положила голову ему на плечо и взглянула на меня.

- А это наш новенький, - сказал Коровин-Палыч, кивнув в мою сторону, - у него друзья хотели холодец сварить из его ноги, да что-то не заладилось, вот он к нам и сбежал!

- Девушка смотрела на меня с ужасом и мольбой, я её понял и спорить не стал.

- Да, Палыч, холодца бы сейчас не помешало, да с горчичкой, под рюмку холодненькой и лучком с грядки закусить! Знаешь, как это - приезжаешь в сад-огород, лето, светло еще, но зной уже ушел, переоделся быстренько, налил рюмаш из шкапчика, вышел в грядки, потянул из земли за перья, да с луковицей и выдрал, ополоснул в в бочке с дождевой водой, обтер о полотенце, что на веревке сохнет и порадовался, и закусил немедленно и сочно!

Коровин-Палыч порывисто сглотнул, девушка нахмурилась, меня бросило в жар.

- Ну ты, Солоухин огородный! - рассмеялся Юра - я бы прям сейчас порадовался, перед обедом в самый раз, под супчик!

- Да с потрошками! - добавил я и прилег, что-то заштормило меня...

- Тут друзья твои приходили, - добавил Юра, - рассказали, как тебя на туристском фестивале кипятком обварили. Не дождались, долго тебя в перевязочной пользовали.

Я вспомнил, как после дня каких-то эстафет и соревнований, когда участники разошлись по полянам и палаткам, решили мы с друзьями чайку попить... Пока костер, пока вода в котелке закипала, разлеглись у костра и предавались неспешной беседе под звёздным небом. Вода закипела, кто-то достал чай и пошел к костру, что-то мягко ткнулось мне в ногу и в следующий момент небо просветлело так, что звёзды стали чёрными. Восемь литров кипятка пролились точно, ни капли мимо. Говорят, что я спокойно так сел, расшнуровал кроссовки, а носки снимал уже с лоскутами кожи. Потом меня поливали Пантенолом, бинтовали, усаживали в машину и отправили в город. В больницу я не поехал, так как были кое-какие дела с утра. Приехал домой и лёг спать, но боль уснуть не давала. В отцовском снаряжении для командировок нашел оранжевый футляр с надписью АИ-2 и достал шприц-тюбик с промедолом. Колол в икроножную через повязку, пустой тюбик бросил на пол у кровати, затем встал и выбросил в форточку, чтобы утром родители не подумали чего лишнего. Проснулся когда родители уже ушли на работу. До обеда занимался делами, после обеда видимо стало отпускать, и я пошел в поликлинику сменить повязку. Из поликлиники меня на Скорой отвезли в больницу, определили в хирургическое отделение, ну дальше известно.

- Вот пили бы портвейн, как нормальные люди на природе, глядишь и обошлось бы! - глубокомысленно, но несколько отреченно выразил свое отношение Коровин-Палыч.

- Папа, ну какой еще портвейн?! - девушка от возмущения выгнула брови, как кошка спину.

- Какой-какой? Да любой! - Коровин-Палыч видимо шел ва-банк, но вдруг смирился и сказал - Но лучше белый, крымский!

- Анюта, ну что ты, мы тут крепче чая разбавленного витаминами и не видим ничего! - попытался успокоить девушку Юрий.

Папа! Анюта! - зафиксировал я в памяти и уснул.

- А то я не знаю, как ты тут оказался! - услышал я голос Анюты ускользающим сознанием и провалился в бездну. 

Проснулся я от того, что кто-то делал мне больно, конкретно мне пытались отгрызть или отрезать руку у локтя. Я дернулся и начал переворачиваться вытаскивая руку из захвата.

- Тихо-тихо, лежи спокойно! - услышал я незнакомый голос и проснулся. У моей кровати стояла капельница и медсестра пыталась попасть в вену огромной иголкой. Попала. Но в этот момент с иголки соскочила трубка и струя крови цвета варенья из черной смородины ударила в белизну халата медсестры. Похоже, я был у нее не первый.

- Тваюжемать! - она с нажимом перехватила мне руку и выдернула иголку.

- Я думал, что кровопускание уже давно не применяют...

- Как себя чувствуешь? Всё нормально? - медсестра спрашивала деловито, без волнения и паники.

- Не знаю, что еще вы со мной делали пока я спал, но вроде все при мне, чувствую себя необычно...

- Ты не спал, у тебя анафилактический шок! Аллергия есть? - она снова воткнула в меня иголку.

- На что-нибудь наверняка есть. Например, на то, что вы мне сейчас вводите, посмотрите в карте, там наверняка всё написано!

- Твоя карта идет к нам из хирургии через регистратуру и приёмное отделение, а это значит...

И я снова заснул. Проснулся к вечеру. Коровин-Палыч с Юрой играли в шахматы и спорили о влиянии алкогольного опьянения на поражающие факторы ионизирующего излучения. Я потянулся до хруста в повязке, повернулся набок и включился в разговор.

- Юра, а ты в Чернобыль не ездил?

- Да хрен ли мне там с такими руками! - Юра досадливо поднял и опустил укутанные бинтами руки.

- Да, ликвидатор из тебя пока неважнецкий!

- При чем тут ликвидатор? - удивился Юрий.

- Ну а зачем еще едут в Чернобыль?

- Ты понимаешь, студент, - Юра посмотрел на меня как на дебила, - Это для всей страны трагедия, и для нас конечно тоже, но в первую очередь для нас это полигон! Понимаешь, полигон, где мы можем наконец-то испытать все наши разработки в реальных условиях, ну более-менее реальных! Ты знаешь как ведет себя полупроводник под таким излучением?!

- Да никак, он вообще выдает такие параметры p-n перехода, что всё устройство не работает!

- Да, замысловато тебя Господь уберег от этой темы! - усмехнулся Коровин-Палыч. - Ладно, пойду я дружка проведаю, а тебе, - Коровин-Палыч двинул фигуру на доске, - Шах и мат!

Юра медленно, о чем-то думая, собирал фигуры в шахматную доску. Он был настолько сосредоточен, что отвлекать его не хотелось. Но всё-таки:

- Юра, а ты давно Палыча знаешь? Такое впечатление, что вы старые знакомые.

- Коровин?! Да кто же его не знает, уникальный человек, самородок, его все знают!

- Ну, я не знаю и что?

- Ты, понятно, студент, ты в командировки не ездил...

- А Палыч, стало быть, ваш талисман?!

- Где Палыч, там победа! Понимаешь, такого Палыча второго нет, он в штольню с неразорвавшимся зарядом лезет не потому что он идиот, а потому что он офигенно любопытный на тему - как мир устроен и что в нем не так.

- Забавно! - А я думал алкаш какой-то... Как он сюда попал, если такой хитромудрый?!

- Ну, что есть, то есть! Любит Коровин поддать, запойный он, то есть может месяц-другой не пить, а потом махнуть рюмочку и пропасть на неделю. А здесь он по причине перелома ступни правой ноги и это целая история! Есть у Коровина друг, если по статусу, то они из разных галактик, но дружат крепко, то ли одноклассники, то ли служили вместе, в общем с детства они рядом. Фамилия этого друга всему Минсредмашу известная, поэтому называть не буду. Так вот, случился у этого крупного руководителя банальный перитонит, прямо на рабочем месте и отвезли его в больницу, прооперировали, всё нормально, лежит он сейчас этажом выше, и Палыч к нему периодически захаживает, так как из них двоих именно он кое-как, но ходячий. Так вот, когда его только прооперировали, решил Палыч навестить старого друга. Отпросился с работы, взял в профкоме три рубля, добавил своих грошей, закупил три бомбы "Кавказа" и двинул к больнице. Вышел из двора, а на остановке автобус, ну просто повезло - всё в цвет! Рванул Палыч во всю пенсионерскую прыть к остановке, люди уже все вошли, кто был на остановке, водитель ему машет - мол, давай, Палыч поднажми, ну Палыч поднажал как мог и только подбежал к двери, а водитель с счастливым смехом ее закрыл и поехал... 

- Хм, странно, что-то я таких эпизодов не припомню.

- Да, парень первый день на линии, чей-то родственник, из Горького приехал, там тоже водителем автобуса работал. Это уже потом пассажиры рассказали, что он в микрофон на весь салон объявлял: " Вот бежит пенсионер! Интересно успеет он на автобус или не успеет? Успеет или не успеет", и когда Палыч уже готов был схватиться за поручень он закрыл дверь и объявил: "Увы, не успел!" и поехал. Палыча понять можно, сработали рефлексы дворового воспитания - взял и пнул автобус, попал в колесо, колесо по его ноге и проехало - восемнадцать осколков в ботинке и несчитанное в авоське. Вот так Палыч и приехал к своему другу, не далеко теперь навещать.

- Да уж, ему и больно и смешно... 

- Он вообще интересный, радуется, говорит - слава Богу, что руки целы! Руки у него золотые, ну и голова светлая! Представляешь, никакого образования у человека, восьмилетку вечернюю закончил, кажется, а может и не закончил, не знаю. Но как всё работает, как гироскопы крутятся понимает на раз, материал на ощупь подбирает - эта сталь слишком вязкая, эта хрупкая, патрон токарного станка на ходу кулаком подстукивает, чтобы биения уменьшить, чувствует эксцентриситет, хотя слова такого не знает. Из говна конфетку - это к Палычу, он сделает! И если Он сделает, то я съем, даже не засомневаюсь!

Утром к Юре приходил следователь. Мужик одного с ним возраста и похожий на актера Тихонова. Оказалось, что пока менты везли Юру в больницу, то он все рассказал, как было на самом деле. Ментики подали рапорт в сводку и начальство усмотрело в действиях соседа нарушение закона, а именно, кажется, статья 127 УК РФ - оставление в опасности. Юра краснел, размахивал забинтованными руками, что-то возражал и заявление писать отказался. Следователь его уговаривал, что надо, что это гражданский долг, что зло должно быть наказано, что надо сейчас предостеречь, чтобы такой человек большей беды не наделал. Юра соглашался, но писать заявление и давать показания отказывался.

Медсестра расцарапала мне все руки. И всё было бы прекрасно, если бы это не был тест на аллергены. Она буднично вынула из упаковки какой-то заостренный металлический предмет и сноровисто нанесла мне на внутреннюю поверхность руки десяток царапин, при этом даже не облизнулась и не улыбнулась. То есть не шпильку с ядом из прически, рассыпав черные волосы по плечам в позиции сверху, а банально так... В общем, Джеймс Бонд из меня уже тогда был никакой. Немой заговорил! Володе чистили зубы и сняли резинки с крючьев на деснах. Стосковавшийся по общению он говорил много, часто и сбивчиво. Я бесцеремонно ржал от его повествования, катался по шконке и в изнеможении хлопал рукой по матрацу, подушкам и прочим бессловесным тварям до которых мог дотянуться.

Они, Володя с друзьями, поехали отмечать защиту диплома! В "Дубки"! Да, есть такая база отдыха на реке Мокша и всё там хорошо, но до захода солнца. Я там был. Я там детей водил в поход на байдарках. Нет, тогда я еще не пропил свой глобус! Короче, тема такая, как только солнце касается нижней частью диска об горизонт, то местное население бросает всякую деятельность, садится на мотоциклы "Верховина" и "Минск", да, они их называют мотоциклы! И сбивают всех встречных-приезжих в стаи, что те овчарки. Дальше идет гнилой базар про то, на кого ты тянешь и чего ты сам весишь, у кого кто из родственников по какой статье чалился. Встреча двух цивилизаций была неминуема. Володя был сосредоточен на приготовлении шашлыков и пропустил начало дискуссии, а когда повернулся лицом к ватаге местных рокеров, то фраза: "Да я по двестишестой у хозяина зону топтал!" успел сказать только, что "По двестишестой одни бакланы парятся!", как тут же схлопотал вывернутой из плетня жердью точно в мандибулу! Это фонетически безупречное название нижней челюсти Володя узнал уже в приемном покое городской больницы, куда его доставили в люльке мотоцикла (!) "Урал" с подклинивавшим карданом. В результате шашлыки немного пересушили, но праздник продолжился - отряд не заметил потери бойца и яблочком закусил! Солнце закатилось и всё кончилось, завтра будет новый день. 

Ночью умер Коровин-Палыч, инфаркт. Врачи сказали, что такое бывает при переломах, организм начинает вырабатывать какое-то вещество, способствующее сращиванию костей, но при этом то же вещество образует тромбы, для этого больным дают специальные лекарства, типа аспирина, чтобы кровь не густела, а Коровин-Палыч их не принимал, а прятал в тумбочку, где их и нашли. Юра сказал, что он не умел глотать таблетки, пытался, но не получалось у него. Врачи сказали, что такое тоже бывает - рвотный рефлекс и так далее. Володя вдруг вспомнил как Коровин- Палыч первый раз пришел в палату, долго смотрел на резинки на Володиной челюсти и когда Володя спросил, что он там разглядывает, то Коровин-Палыч ответил, что, наверное, неплохо с такой центрифугой иркутский "Агдам" пить! В том смысле, что на каком-то полигоне в Продмаге был портвейн иркутского разлива, который в зиму на складах замёрз, а по весне оттаял, но образовался в нем осадок, примерно на четверть бутылки. Другого алкоголя в нем было и Коровин-Палыч пристрастился к сладенькому, только вот осадок остался... После смерти Коровина-Палыча Юра замкнулся, играл сам с собой в шахматы и, видимо, проигрывал, смотрел в окно и плакал сухими глазами. Через неделю к нам в палату зашёл пожилой мужчина в очках и с тростью, он посидел на кровати где располагался Коровин-Палыч, похлопал ладонью по подушке, протер очки простынкой и ушел. Через два дня сосед по дачному участку Юры вдруг написал заявление об увольнении по собственному желанию и устроился работать преподавателем физики в филиал МИФИ, ещё через две недели он уволился и уехал из города. Меня выписали, намекнув, что можно сделать такой эпикриз, что не призовут в армию. Я отказался, в то время было немодно косить, могли и на лавочки во дворе не пустить.

Давно это было...Но не забывается!





Добавить комментарий



Закрыть

Добавить комментарий к посту

Чтобы оставить комментарий, .