Писатель

Елена Пыльцова

Персональный сайт

Зарегистрироваться Cменить вид сайта Другая палитра
Рубрики

Красивые похороны подонка

309
10/12/08
Рубрика Неотвратимое

           Красивые похороны подонка



Каждый человек в своей жизни хоть однажды сталкивается с самым мерзким и отвратительным представителем рода человеческого, с подонком. Предупредить встречу с ним и последующие душевные потрясения, невозможно. Поэтому только спустя годы ты сможешь понять, чем может обернуться дружба с нераспознанным негодяем. Сурово-вдумчивое время помещает тебя в неожиданные, странные ситуации, проживая которые получаешь свой собственный уникальный опыт общения, и спустя годы развиваешь в себе прозорливую способность видеть и хорошо понимать, с кем сегодня тебе предстоит иметь дело. Этот дар нельзя передать. Его можно получить только, прожив, прочувствовав, переболев. Тогда ты получаешь возможность быстро разгадать все хитрости подонка. 

 Получив этот дар, ты сразу видишь, как этот негодяй стремится быть всегда со всеми предельно любезным. Его главное стремление всех очаровать. Ему безразлично, кто перед ним. Хоть большой начальник, хоть поломойка. Он должен завладеть вниманием, околдовать и подчинить себе человека. Его главная цель — обманув и унизив другого, возвыситься самому. 

 Поначалу с ним очень комфортно. Он радушен, любвеобилен в хорошем смысле слова, может быть даже хлебосольным, приветлив, доброжелателен, производит надёжное впечатление. Но только зазевался, только потерял бдительность, как взгляд его холодных циничных глаз начинает кромсать на куски начавшую размякать от его любезности Душу. 

 Кокетливый вопрос невзначай — для мужчины. Вопрос всегда каверзный, с подтекстом, подчеркивающий слабость или недостаток. Женщина — особый материал. Чтобы её унизить, многого не надо. Главное — указать ей на её беспомощность и ненужность, ну только разве для одного... Сексуальная рабыня — вот главное, по его мнению, предназначение женщины. Просто собеседница, просто коллега, просто подчинённая, просто жена друга или попутчица — все они ничтожны и достойны самого презренного отношения. Действовать нужно осторожно, используя свой поганый язык и руки. Притупив её бдительность и расположив деланным вниманием к её жизни и проблемам, следует быстро и нагло её облапать, дотронуться до всех запретных мест, оскорбить прикосновением, нанести моральный ущерб. Реакция предсказуема. В этом он уверен, «это мы проходили не раз». Зазевавшаяся женщина, испытавшая агрессию распустившихся рук уже повержена, но не до конца. Многие поднимаются, не представляя, какая мерзость их ожидает дальше. 

 Все нормальные люди начинают возмущаться некорректности вопроса или «не туда положенной руке». Ну вот, тут вы и попались, голубчики! Как же вы можете возмущаться простому житейскому вопросу или дружескому объятию? Какой вы сложный человек! Вам придётся трудно в жизни. Наконец-то, теперь, надеюсь, вы понимаете, что без такого специалиста во всем, как он, вам не обойтись. Хотите попроще? Объяснить? Пожалуйста. Ты должен знать, ничтожество, что я вижу тебя насквозь. И хоть ты и обладаешь какими-то достоинствами, иначе бы я тобой бы не занялся, помни, что все твои действия, мысли и поступки отныне принадлежат мне. А я, как ты не сопротивляйся, хочу и буду владеть тобой без остатка. Запомни, я хочу и буду манипулировать тобой исключительно в своих целях, как мне будет угодно. Ну а вы, милая дама, будете давать мне глумиться над вами и вашим телом, просто потому что я так хочу. Я не ставлю вас ни в грош. Я быстро деморализовал вас неприятным и некорректным поведением. Вы — очередной материал для моего возвеличивания. Мне безразлично, соглашаетесь вы мне подчиниться, или нет. Это не имеет для меня никакого значение. Даже, если вы не согласны, я буду лапать вас и трахать в буквальном и переносном смысле тогда, когда мне этого захочется. Потому что все женщины, которые имеют право находиться рядом со мной — это те которых я имел «в хвост и по модулю», использовал за деньги, услуги, или просто так. Другой ценности, кроме как возвеличивание меня, удовлетворение моих желаний и похоти, я в вас не вижу. Вы созданы для моего удобства, для использования мной. Запомните это! 

 А как же твоя мама? — спрашиваете вы в потрясении, — неужели она не научила тебя относиться с уважением к людям, к женщине? Неужели не научила она тебя любить и чувствовать любовь? Почему она не воспитала в тебе эти важные чувства? Может быть ты не хотел учиться? Или что, это она своей жизнью и своими поступками заставила возненавидеть тебя женскую половину человечества и воспитала в тебе неуважительное отношение к людям вообще? 

 — Моя мама тоже была шлюха. Все вы одинаковые, и достойны одной единственной участи. 

 На этом до конца не понятный и страшный в перспективе диалог подсознаний заканчивается. Как ни в чем не бывало, он просит вас идти заниматься своими делами, подготовить презентацию, сварить ему кофе, или с увлечением продолжает обсуждать новый проект. А вы со страхом ждёте, что же он выкинет дальше, до какой степени унижения заставит тебя опуститься, где подставит подножку, как опозорит перед собой и перед другими. Но работу так сложно найти... 

 Подонок мерзок изнутри. Он прогматичен. Подлости его нет границ. Он всегда перевернёт всё наизнанку, сделает тебя виноватым во всех смертных грехах, заставит отдуваться за чужие ошибки и с удовольствием примет серьёзное участие в формировании твоих собственных комплексов. Это зомбирование, поглощение и порабощение чужой Души — его самая любимая работа, почти что хобби. Встреча, вынужденная необходимость отношений, а не дай Бог жизнь с подонком — одно из самых Больших Наказаний в жизни, которое вы должны пройти, прожить, выстоять и получить уникальную школу того, чего никогда ни при каких обстоятельствах нельзя делать во взаимоотношениях с другими людьми. 

 А где же наказание спросите вы? Неужели он так и останется безнаказанным за все свои грехи, за поруганную честь других людей, за растоптанные души и присвоение чужого успеха? 

 Конечно нет. Расплата приходит. Часто в виде тяжелой болезни. Она не сразу чувствуется. Во-первых, потому что серьёзная болезнь долго скрывает своё присутствие в теле. Во-вторых, потому что он крайне невежественен. Живёт абсолютно убежденый в полной безнаказанности и в смысле здоровья тоже. Ведь он был всю жизнь так ловок, такое количество людей обманул, всё время считал себя умнее и удачливее всех. И думал не о том, как Душу свою сохранить и здоровье через это, а совсем о других вещах. 

 Вдруг так тяжело заболел. С чего бы это? Стало страшно, но ненадолго. Операцию сделали, выздоровел. Что-то точит изнутри. Бросила молодая любовница. Наверное, мало платил этой суке? А ведь она мне нравилась. Думал, что, может быть, женюсь ещё раз, жена старая, не долго ей осталось. А она меня обокрала, скотина. Унесла украшения жены из спальни, пока законная супруга была в больнице. Хорошо, что не все. 

 Хотел кому-нибудь позвонить, пожаловаться. Взялся за телефон, а звонить некому. Друзей не осталось. Кого-то обманул, кого-то обокрал. Разговаривать не станут. А, которые, вроде дружат, на самом деле, знаю точно, за спиной кинжал наточенный держат. Нашел новых знакомых, думал приручить. Да что-то никак не получается. Может, старый стал, хватка не та? Сладкие речи не помогают. Раскусили, сволочи. Поняли, что к чему, хоть и не сразу. 

 Снова стало страшно, но опять не надолго. Хотя, что-то не складываются отношения со взрослыми детьми. Удивительно и неприятно. У меня ведь всегда всё было лучше всех. Когда-то мечтал, что выйду на пенсию, буду сидеть около камина, а вокруг меня дети, внуки, собаки, кошки, попугаи. Все смотрят с обожанием, ловят каждый вздох, каждое слово. Есть, чем похвалиться перед знакомыми. 

 Одни с женой. Дети бегут прочь, придумывают себе тысячу дел, лишь бы с отцом и дедом не остаться. Жена как-то быстро состарилась, выглядит ужасно. Злиться на неё за это не получается. Ведь сколько раз ей изменял, столько раз она лечилась от болезней всяких. Почему терпела? Почему не ушла от него раньше? Не понятно. Говорит — любила. Не знаю, как это. А потом с ней случился инсульт. Теперь она еле-еле передвигается на коляске по большой гостиной. Друзей домой не пригласишь, чего им на инвалида глядеть, самому тоже идти куда-то неохота. Сил поуменьшилось. Теперь вот от злости на весь белый свет у самого случился инфаркт. 

 И грустный ангел, которого он много лет не слушал, отмахивался от его советов, поднялся с правого плеча и улетел. А тот, на которого всю жизнь плевал, расположился поудобнее на левом и завёл нескончаемые разговоры о новых подвигах с девками, о чужих деньгах, о новых подлостях, о том, как хорошо всех тогда обманул, когда, якобы по велению души, пошел креститься, а потом венчаться. Все поверили. Восцерковлён. Только уже на следующий день после венчания радостно веселился в компании закадычного друга — ещё более подлого типа и сформировавшегося алкоголика, в одном частном борделе со своей полногрудой Мадленой. 

 Это же надо, думал он, никогда ни одной заповеди не исполнил, а всё ещё жив. Всю жизнь врал, подличал, воровал и гадил, где только мог. Но всё ещё жив. Только одышка только замучила. И вот неприятность какая случилась. Сны-воспоминания мучают, не могу от них никуда деться. Не сплю по полночи. Снится бывшая любовница, которая повесилась. Ещё одна, которая спилась. Снятся все мерзости, которые я проделывал с людьми. Каждую ночь наблюдаю их со стороны. Господи! За что??? 


 Его хоронили три человека. Два могильщика и бывший второй зять, который пять раз плюнул в могилу. 

 — Чегой-то вы наплевали сколько, — спросил дядя Паша, начиная закапывать могилу. Зять плюнул ещё раз, дал могильщикам 10 тясяч рублей и сказал: 

 — Вы, мужики выпейте как следует, купите себе что-нибудь, наешьтесь. Если к бабам пойдёте, то сходите от души. Потому что это такая сволочь умерла, что вам и не снилось. Слава, уж не знаю кому, что его на тот свет забрали. Как дали дожить до шестидесяти пяти лет, не знаю. Получил за что-то подарок, говнюк поганый. 

 — Вот ведь как ты его, — дядя Паша отёр пот со лба. — Вроде про умерших или хорошо, или никак. 

 — А это, мужики, про него хорошо. А по-плохому — так у вас бы уши перевяли, не выдержали бы моих рассказов. 

 — Ну, ладно-ладно, мил человек. Так и быть отметим смерть твоего тестя, мир его праху. Не волнуйся, спляшем и споём. А у вас-то поминки будут? 

 — Стол конечно накроем. Только не придёт никто. Все, кому звонили, кричали, как только услышат про то, что умер, в трубку: «Ну и Слава Богу! Оттрубил своё, сволочь поганая». Ну, или ещё чего покрепче. Это уж повторять не буду. 

 — Да, — дядя Паша почесал затылок под кепкой, — и участок ему достался какой-то не такой. 

 — Чем же не такой? — спросил бывший зять. 

 — Да мы тут с мужиками педофила, разрезанного на кусочки, два года назад закопали. Нам ребята знакомые его привезли. Обиженного друга защищали. Он его дочку пятилетнюю изнасиловал. По их следам менты примчались. А мы во всем честно признались. Так они нам только спасибо сказали, тоже в яму плюнули и уехали. Так что теперь им в одной могиле лежать. Хорошего соседушку твой тесть получил, ничего не скажешь. 

 Небо опустилось низко к земле. На соседней берёзе как-то неприятно закаркала ворона. 

 — Жутковатое местечко, — думал, отъезжая от кладбища бывший второй зять. Мужики-могильщики долго махали ему вслед, такой благодарный клиент попался. А в самом сердце ада кровожадные черти из когорты особо приближенных разогревали огромную сковороду. Рядом с ней на такой же большой сковородке уже давно жарились куски тела убитого два года назад педофила. Одна голова его беспокоилась и орала, что человека жарить нельзя. А тот самый «с левого плеча», увеличившийся в размере во сто крат махал своим хвостом и орал громовым голосом, от которого лопались перепонки: «А маленьких девочек насиловать можно? Тебе что, девок продажных мало было, да?». 

 Тем временем другие черти доставали из гроба смирного подонка. Он мелко моргал глазами и спрашивал: «А где я нахожусь?». 

 — Ну, неужели не узнаёшь меня, мой друг? — Тот «с левого плеча» улыбался во всю морду. - Мы же с тобой так часто беседовали. Ты во всём со мной соглашался. Куда же твоя решимость подевалась? Теперь ты дома. Ха-ха-ха. 

 Подонок не чувствовал сердца, потому что умер. Иначе уже ощутил бы страшное сердцебиение и нестерпимую боль в центре груди. Единственное что он чувствовал, был страх жуткий немыслимый, заставляющий содрагаться его бессмертную душу, отныне принадлежащую аду. 

 — Ну, вот тебе, пожалуйста! Начались твои муки адовы. А ты думал их нет? Ошибался, ошибался. А тебя ведь предупреждали. Любили, крестили, в церковь звали, венчали. А ты как был подонком, так им и остался. Значит точно наш человек. На веки вечные! 

 Страшный хохот сотряс преисподнюю, и начались жуткие нескончаемые муки в загробной жизни подонка, отрекшегося от Бога, от Совести и Чести, так щедро выделенных ему давным-давно на всю его грешную жизнь. 



 
Добавить комментарий



Закрыть

Добавить комментарий к посту

Чтобы оставить комментарий, .