Писатель

Елена Пыльцова

Персональный сайт

Зарегистрироваться Cменить вид сайта Другая палитра

Новогодняя сказка про Любовь и Обезьяну

3111
30/12/16
Рубрика Новогодние Сказки про Любовь

1451574066_prazdnovanie-novogo-goda.jpeg


Ещё одна сказка про Любовь. Хотя теперь я уж и не знаю, что такое действительность и что такое сказка. Все смешалось. Граница между реальным и параллельным миром стала почти прозрачной. Наши сны на самом деле - это продолжение реальности. И возникающие посреди дня видения - это то, что мы предчувствовали вчера. Всеми этими сложными вещами командует самая главная волшебница на планете Жизнь. Очень симпатичная дама. Кто-то даёт ей сорок, кто-то говорит, что в её возрасте уже неприлично обсуждать года. И пусть! Пусть ей хоть очень много лет! Но выглядит она замечательно. Всегда свежа, подтянута, деятельна. Ещё бы! Ведь у неё в подчинении много народа. Она обречена колоссальной властью дарить, награждать, миловать, наказать конечно тоже может, если кто-то нарушает заведённый ею порядок, или расшатывает устои волшебного мира. Но каждое правило содержит исключения. И в том, как Жизнь правит миром есть кое-что особенное. Есть кое-что не поддающееся её власти. Есть та, которая постоянно спорит с Жизнью и предначертанным ею для людей, отстаивая наше право на счастье. Это вечно юная красавица Любовь, открытая всем ветрам, нежная и сильная одновременно. Та, которая помогает нам всепоглощающим чувством разрушить кажущийся благополучным и уютным мирок ненастоящего счастья.

Согласитесь, забавно, что две великие волшебницы земли спорят о нашем счастье и могут даже поругаться. Значит мы тык нужны этому большому волшебному миру, который наблюдает за нами и помогает, когда это в его силах. Потому что иногда нам помочь невозможно, когда мы этого не хотим или всячески отказываемся от предложенной помощи. Каждый знает за собой такой грех - предлагали помочь, а ты выпендривался, а потом остался ни с чем - гордыня захлестнула. Слишком гордых волшебники обходят стороной - они видят огнедышащую гору эго гордеца, и думают себе - чего это в такое пекло лезть, пусть успокоится, тогда и поговорим.

Так вот. С некоторых пор в канун новогодних праздников в конце декабря красавица Любовь получает себе очень интересную компанию. Волшебница Жизнь вручает ей в своём замке животное — главный символ восточного гороскопа на следующий год. Жизнь утверждает с высоты своего опыта, что такая близость к природе может сделать самую чувственную красавицу Любовь более понятливой, терпеливой, понимающей, выносливой, сдержанной, более подготовленной к тому, чтобы помочь людям найти, сохранить, поддержать, развить в себе лучшие чувства. Мы все связаны. Это правда.

Происходит это следующим образом. Вот, заканчивается, к примеру, год Тигра, и в самом его конце, в декабре месяце всеобожаемой Любви вручают на будущие двенадцать месяцев нежнейшего Кота, именем которого назван следующий за Тигром год Восточного гороскопа. Кто вручает? Вручает главный волшебный Совет под предводительством главной волшебницы планеты Жизнь. Поначалу Любовь была не очень-то довольна. Вообразите себе целый год летать на Драконе. Он же капризный, у него на всё свое мнение, делает, что хочет, его нужно поуговаривать. Но Любовь обладает удивительными качествами, которые свойственны даже больше людям, чем волшебникам. Она чувствительна, заботлива, понимает, когда надо помочь и способна глубоко и нежно любить. Как правило у неё складываются доверительные отношения со своими временными спутниками. И, кроме того, Любовь хорошо понимает, что каждое животное привносит в её общение с людьми необыкновенный шарм. А ведь она так прекрасна, что лишний небольшой стришок к её очарованию никогда не будет лишним.

Необычно? Конечно! В мире волшебников много на первый взгляд необычного. Но кто с этим будет спорить? Вы? Я? Нет, я точно не буду. Ведь сама самая главная волшебница Жизнь наделила нашу добрую подругу Любовь массой приятных обязанностей, теперь правда ещё эти животные... Но ведь там кому-то виднее. Ещё есть, кому о нас заботиться, и есть ещё те, кому не безразлично, что с нами происходит. С этой успокаивающей и примиряющей с действительностью мыслью мы целиком отдаёмся чувствам и всему тому, что делает с нами Любовь. Она старается быть нежной и терпеливой, но иногда характер и темперамент берут вверх, она забывает об обещании исключительного благоразумия, начинает своё баловство, переходяще в небольшое хулиганство. Правда, длится это не долго, она в который раз берёт себя в руки и продолжает выполнять исключительную миссию, наполняя нашу жизнь теплом, искренностью, нежностью и самой собой - любовью.

Откуда я это знаю? Всё очень просто. Мы знакомы с ней много лет, с того самого момента, когда ей показалось, что я нашла свою любовь. С тех самых пор, когда просто любовались друг другом. Решиться на более серьёзные отношения помогла нам она. Просто подошла совсем близко, взяла каждого за руку, а потом соединила их. С тех пор мы вместе, и с тех же самых пор бережем её, привечаем, готовимся к её приходу, и всегда очень рады, что в своём напряженном графике она находит время для нас. Чего сказать, она добавила остроты в наши с Игорем отношения. Свалила всё на его казацкие корни и мою старо-московскую терпимость. С тех пор мы периодически ругаемся, но уже много лет вместе. И с нами рядом, так же как и со всеми вами, наша добрая подруга Любовь. И в горе, и в радости, и в болезни, в счастье наших детей и общесемейных испытаниях.

По сложившейся за долгие годы традиции навещает она нас 31 декабря. Традиция традицией, но появляется красавица Любовь каждый год неожиданно и часто в таком экзотическом виде. Тем не менее, канун Нового года - это всегда ожидание нашей встречи с ней, такой привычной, понятной, но в то же время каждый раз меняющейся, новой, неожиданной, и всегда очень красивой. Мы ждем её в своём доме, готовим много всего вкусного, оправдывая себя тем, что нам же тоже нужно встретить этот год, как положено. На самом деле все самое потрясающее для неё. И пусть она съест хоть малюсенький кусочек того, что приготовили - тоже ведь следит за фигурой - и правильно, всё равно это очень приятно - ведь так хочется её поприветствовать, так хочется сказать ей большое спасибо, что помнит о нас и прощает, что в бешеном круговороте жизни, случается, забываем о ней. Потому что очень много дел, обязанностей, и вообще у нас жизнь не лёгкая. И вообще, мы - люди, а не волшебники. Она не обижается, не забывает, приходит, возвращается к нам вновь, наполняя посуровевшую в её короткое отсутствие жизнь новой нежностью, доверием, теплотой, счастьем и признанием. Бывали случаи, когда мы уезжали на Новый год в другие края. Но она находила нас и там, являясь абсолютным сюрпризом в размеренной жизни уже не очень молодых людей.

Мы разговариваем с ней о разном. Ведь она была свидетелем всех наших радостных событий, помогала в горе, знает всю нашу жизнь без прикрас, и всегда отчетливо откровенна, когда речь заходит о сложном. Она искренне предана давней дружбе, и я это тоже очень ценю. Бывает даже, что спрашивает совета, опираясь на мой врачебный опыт, и знает, что мой ответ будет исключительно продуманным, искренним, без тени отписки.



Глава первая

Тревожная Москва


Когда уходят все другие, остаётся одна вечная надежда - на Любовь


Конец 2015 года выдался таким же напряженным, как и его начало. Люди и деньги изменили свою ценность.

Сама природа взвыла от такой несправедливости, обрушившейся на москвичей - кругом вместо снега зелёная трава, и ни снежинки, ни капельки льда, ничего, напоминавшего настоящую зиму. А ведь уже двадцать второе декабря на носу. За окном плюс восемь. Это нормально в декабре-то? Конечно не нормально. Несмотря ни на какие проблемы, зимой в Москве нам Египет не нужен. В декабре нам нужен снег, холодок не забойный, запах хвои, мандаринов, накопленное к празднику шампанское, и радостные улыбки раскрасивевшихся от морозного ветра москвичек. А ещё нам нужны - мы к ним привыкли - особые новогодние настроения - радость от сделанного в уходящем году, гордость достижениями своей страны, новые надежды, новые проекты, новые горизонты во всем.

Мы изо всех сил старались сделать вид, что всё в порядке, но что-то было не так. Какая-то необъяснимая тревожность расползалась по Москве. В чем дело? Что случилось? В нашей жизни бывали ещё более сложные времена и тревожность была. Но она была другой.

Тем не менее, стараясь не поддаваться настроениям, мы готовились встречать Новый год. Конечно дома. В этот раз решили подойти к вопросу серьёзно, заранее всё спланировать, обсудить меню. И конечно! Вы уже догадались! Мы ждали, надеялись, что наша подруга Любовь заедет 31 декабря. Не были уверены. И как можно быть уверенным при её-то нагрузке. Знали, что у неё, как обычно полно работы по всему свету, и особенно в Европе. Такие сложные времена. Но нам очень хотелось увидеться , и да! нам очень нужна была её поддержка.

Чего-то запурхались и в последний момент вспомнили, что в конце каждого года, перед самыми новогодними праздниками наша необыкновенная подруга получает себе в компанию на весь следующий год животное - главный тотем восточного гороскопа на следующий. И следовало из этого, что в декабре 2015 года Любовь должна проститься с милой горной козочкой по имени Шанти и получить — мы надеялись, такую же милую, но уже обезьянку. Мы разложили книги восточного гороскопа и прочитали, что следом за годом козы, а в декабре 2014 года Любовь заявилась к нам в гости с милой горной козочкой, дикой серной по кличке Шанти, идёт год обезьяны. И это значит, что если Любовь решит заехать к нам, то приедет она естественно с обезьяной. И что это будет за животное, то ли орангутанг какой, то ли обезьянка небольших размеров, мы не знали. Мы знали только одно, что если у нашей подруги будет хоть малейшая возможность вырваться к нам гости, она это сделает обязательно. А уж с кем пожалует, с тем и примем с распростёртыми объятиями. Мы готовы и к орангутангу, и ко всяким другим чудесам. Два года назад она к нам в гости вообще на драконе прилетала, и ничего - договорились.

Правду сказать, всё же небольшое беспокойство сохранялось, потому что 2016 год называли годом Огненной (блин!) Обезьяны... Нормально, да?!?  Вот эта самая огненность-то и беспокоила слегка. Нам-то, как говорится, всё равно, лишь бы  увидеть Любовь и поговорить. Но с ней ведь будет новая спутница на весь следующий год - Обезьяна, и что нам делать, если она будет действительно огненной? У нас ведь  собаки - прямошерстный ретривер Тибо и голая китайская хохлатая собачка Санни. Они наши большие друзья. И вот как они отреагируют на появление огненной особы. Подумали, подумали и решили не заморачиваться - в конце-концов есть отдельное помещение, где мы можем закрыть своих любимых животных, спрятать их от неизвестного огненного чудовища, и где в полном комфорте они смогут провести некоторое время, пока Любовь и её новая спутница Обезьяна будут у нас гостить.

Так хорошо, когда решение по определённому вопросу принято. Все ясно и легко. По вновь утверждённому плану мы занялись закупкой продуктов. И правильно сделали, что решили закупить всё необходимое заранее. В магазинах было полно народа. Люди всё покупали и покупали, а продуты и товары всё подвозили и подвозили. После очередного возвращения из магазина, измученные, мы втащили из машины в кухню мешки с продуктами, разобрали их по полкам и холодильникам, и уставшие-голодные устроились в кухне перекусить.

После первой, можно сказать скоро вспомощной, так необходимой чашки кофе я решила просмотреть новогоднее меню и отметить в списке продуктов, что удалось купить, а чего не хватает. Проверила почти что всё и вдруг заметила, что заволновалась наша Санни, китайская хохлатая собачка. Перед тем, как начать лаять, Санни начинает кашлять: Глухо «Кхе-кхе». А потом уже звонко: «Гав-гав». В это время Игорь ушел проверить в машине масло. Тибо, сытый и счастливый, что все наконец-то дома, и всё вроде бы в порядке, тихонько лежал у моих ног. В этом необычно тёплом декабре он уже набегался по зеленой травке, наскакался за галками и налаялся на одуревших от тепла ворон. Исполнил все свои собачьи обязанности, проконтролировал, все ли дома, и отдыхал в тепле и самодостаточности. Санни продолжала гавкать. Причем уставилось наше голое животное с большими мохнатыми ушами в сторону камина и, теребя меня предними лапами, кашляя и гавкая, не умолкая, пыталась на что-то обратить моё внимание.

Только на что? Я встала из-за стола, подошла к камину поближе, и вдруг за двойной вазой увидела своего давнего знакомца. Можно сказать, ещё одну почти что родную сущность - нашего Домового по имени Йоль. В неизменных замшевых шортах, беленькой рубашке, грубых ботинках, шерстяных гольфах, в вязаной — по погоде - шапочке с пером. Санни наконец-то осознала, что я среагировала на её беспокойное обращение, обнаружила, по её мнению — ведь всё же было тихо - возмутителя домашнего спокойствия и сразу замолчала, занялась своей внешностью. А мы с Йолем уставились друг на друга.
- Вы, госпожа, смотрите на меня, как будто ни разу не видали. - Проговорил он смущенно.

- Давно не виделись. Это правда. - Только и смогла я пробубнить. Действительно встреча была неожиданной. И вечер как-то переставал быть томным.

- Я, извиняюсь, можно спущусь к вам на стол? Мне очень нужно с вами поговорить. Так будет удобнее.

- Хорошо, давай, спускайся. А то я уже всю спину сломала с тобой разговаривать, изогнувшись таким неестественным образом.

- А, простите, Санни не будет меня кусать?

- Ну что за глупости? Когда это Санни у нас кусалась? Наши собаки вообще не кусаются.

- Простите, госпожа! Конечно, не кусаются. У меня была возможность в этом убедиться не раз. Когда вас дома не было. Мы же тут остаёмся, как говорится, с глазу на глаз. Простите! Без хозяев-то. Это я у соседей как-то был в гостях. Ну, то есть не у них конечно, а у их домового Финча. Солидный такой домовой. Всё родню свою на работу пристраивает. Так вот, у его хозяев собачка маленького домовёнка укусила. Файка. Я конечно не спорю, он сам может быть виноват. Дразнил собачку колбасой. Наверное это было лишнее.

- Да, колбасой дразнить собачку не надо. Ну бог с ней с колбасой. Если не возражаешь, давай познакомимся заново, а то ведь один-единственный раз виделись. И то, это было давно. И ничего, что я на ты. Могу и на вы. Как скажешь.

- Что вы! Что вы! Конечно на ты. И большое спасибо, что разговариваете со мной. Да, времени прошло с тех пор прилично, - рассуждал он, устраиваясь на столе напротив моего кресла. - Но в тот раз, уважаемая госпожа, я вам на глаза не нарывался, как сейчас. В тот раз вы сами, как говорится, не знаю уж кто вас надоумил, обошли семь раз против часовой стрелки центральную ёлку на своём участке. Мне, как говорится, деваться было некуда после такой грубой садовой магии. Я и оглянуться не успел, как меня выбросило к вам перед ясны очи.

- Былинным языком выражаешься. А что это за садовая магия. Я ничего о ней не знаю.

- Не может быть! А как же вы решись семь раз вокруг центральной ёлки...

- Сосны...

- Да, да, сосны. Так как вы решились семь раз против часовой стрелки обойти вокруг вашей центральной сосны. После такого сразу все домовые и другие наши товарищи должны перед вашей милостью предстать. Их прямо-таки выталкивает к хозяину.

- Йоль, кажется?

- Абсолютно верно, моя госпожа. - Очень довольный, что я помню его имя, он улыбался.

- Так вот, Йоль, я сама не знаю, как это получилось.

- А... Ну понятно, что вам просто подсказали. Видимо тогда уже пришло время нам увидеться.

- Судя по всему, да. А скажите пожалуйста, это правда, как вы мне тогда говорили, что решили прыгнуть ко мне в сумку там в горном швейцарском Гштаадте в магазине, где я покупала свои первые карты Таро?

- Прошу вас, пожалуйста, моя госпожа, говорите мне ты.

- Ну, хорошо. Ты зачем ко мне тогда в сумку прыгнул? Она вдруг стала такой тяжелой, а я не могла понять, почему. Вроде ничего особенного тогда не купила.

- О... Я был так счастлив, когда увидел вас. Как говорится, потянуло. Я вдруг осознал, что мне очень хочется попасть к вам в дом и чтобы вы обо мне заботились, и чтобы я у вас на камине валялся... - Йоль мечтательно закатил глаза.

- Как же так? Как можно скоропалительно такие сложные решения принимать? Посмотрел, потянуло, прыгнул в сумку, решил на камине поваляться. А вдруг я бы тебя голодом морить стала и кошками пугать?

- На то мы, госпожа, и есть добрая привычная людям нечистая сила, чтобы кое-что видеть из того, что люди не видят и понимать слету то, что люди не понимают. Кроме того, вы же по-домовински были так одиноки. Сразу видно было, что постоянного домового у вас нет. Все вещи на месте - в сумке лихорадочно не шарили, чтобы чего-то там найти. Одежда вся в порядке, и у вас, и у мужа. При постоянном домовом так не бывает. Или где-то пуговица оторвана, или на джинсах дырочка маленькая. Знаете, как говорят, что когда всё в идеальном порядке, это очень скучно, и что без маленького изъяна настоящую красоту не видно. Кроме того, вы покупали свои первые Карты Таро. Это тоже, знаете ли, о многом говорит.

- О чем же, интересно?

- Ну, о том, что вы на пути духовного развития, что готовы прикоснуться к языческим истокам существования человечества, и ещё о многом другом.

- Карт у меня больше тех нет.

- Я знаю, госпожа. Вы сожгли те и оставшиеся четыре колоды, когда поняли, что больше они вам не нужны.

- Всё-то ты знаешь.

- А как же! Я ведь честный Домовой. Я и спалить их вам помог. Помните, как тяжело они горели? Карты ведь на тяжелой бумаге созданы.

- Что значит тяжелой бумаге?

- Карты Таро, госпожа, делают на особой плотной бумаге, готовой к тому, чтобы её много раз брали в руки, чтобы брали разные руки, чтобы информация считывалась, не разрушая форму и вид карты.

- Да, понимаю, спасибо. Ну, это всё в прошлом. А что же случилось сегодня такое необыкновенное, что заставило тебя, уважаемый Йоль, проявиться в моём доме?

- Во-первых, госпожа, я хотел поблагодарить вас за то, что обращаетесь со мной уважительно, вежливо. Собаками не травите и всегда оставляете еду на столе. Особо не сердитесь, когда прячу ваши гольфы, ручки и шапки. Кстати, платки вам идут больше. Но это я так, к слову, безусловно вы сама лучше знаете, что вам идёт больше, то и носите на здоровье. Во-вторых, спасибо вам, что кошек не завели. Я знаю, кошки вас тоже очень любят, но у меня с ними как-то отношения не сложились. При случае вам расскажу.

- Хорошо. Я рада, что ты ценишь доброе отношение и особо не хулиганишь. А сегодня-то что случилось, что решил поговорить?

В одну секунду Йоль стал очень серьёзным. Как-то разом собрался. Взгляд стал сосредоточенным, цельным. Как-то язык не поворачивался назвать его просто Домовым. Это был маленький волшебник, что-то среднее между гномом и эльфом.

- Вы правы, госпожа, «что-то среднее между гномом и эльфом», потому что папа мой был гном, а мама прекраснейшая эльфиня. Так бывает. Их соединила любовь.

- Ты читаешь мои мысли?

- Так же как и вы мои.

- Ну, хорошо. Тогда будем обо всём говорить вслух, чтобы не получилось так, что какие-то мысли утаиваем друг от друга.   Всё равно о каждой из них нам с тобой будет известно.

- Договорились, госпожа.

- Мы ждём в гости нашу дорогую подругу Любовь. Хотим тщательно подготовиться, чтобы всё было чисто, красиво и вкусно. И если мы сейчас с вами всё проясним, быстренько обо всем договоримся, то я вернусь к своим делам по подготовке. У нас есть время, хочу, чтобы все было хорошо.

- Да, я понял госпожа, но прошу вас не волноваться. Торопиться некуда, потому что ваша подруга, наша волшебница и наша госпожа Любовь уже в Москве.

- Как в Москве? А почему я ничего не знаю. А что случилось? Как-то внезапно. У неё ведь было так много дел в Европе.

- Да, госпожа, и все дела ей пришлось в Европе прервать, потому что в Москве случилось внезапное.

- Что такое?

- Кремлёвский МОрок разбушевался.

- Господи! А что ещё такое?!?

Боковым зрением я отметила, что Игорь, закончив все дела с машиной, тихонько зашел в комнату, сел за стол. Йоль церемонно подскочил, склонился перед ним в поклоне, испросил разрешения продолжить разговор. Получив согласие, быстренько отследил, где и что делают собаки. Увидел их мирно дремавшими, Тибо - на полу около моих ног, Санни - на диване в своей колыбельке с матрасиком. Наш Домовой устроился возле сахарницы и банки с персиковым джемом на невысокой подставке для фруктов - сразу было видно, что сиживал он на ней не раз - и начал свой рассказ.




Глава вторая

МОрок. Рассказ Домового Йоля


- Если кто-то думает, уважаемая госпожа и вы, уважаемый господин Игорь, что Москва бессловесна магическим пространством, тот глубоко ошибается. У нас тут всякого полно. И тебе домовые, и ведьмы каминные, театральные, ресторанные и подземные жители. Я так слышал, что многие из подземных - потомки Чуди белоглазой. Они ростом почти что как люди и у всех голубые глаза. Сообщество многочисленное, но порядки среди московской нечисти, в отличие от людей, царят нерушимые. Каждый занимается своим. И у молодых никогда не возникает мысли переплюнуть старших. Работают, трудятся, опыта набираются. Посудите сами, одно дело скакать из лифта в лифт в новом небоскрёбе и пугать старыми тряпками домработниц в туалете на сороковом этаже. Тут особого искусства не требуется. Хорошая физическая подготовка нужна - это да. Другое дело - научиться играть на старинных половицах, да так искусно, такие мелодии заунывные подбирать, что у хозяина душа заходится от страха. Хлопотно, но зато понятно - дом под присмотром, в нём настоящий качественный Домовой проживает, с опытом. Так что молодые у нас забавляются в новостройках, а умудренные опытом трудятся и в старых домах, и в сталинских высотках, пропихивая вредных котов на крышу движущегося лифта, подсыпая соду в чай любопытных дежурных по подъезду, закапывая ключи жадных квартирных хозяев в кадки с цветами на лестничных пролётах этажей. У всех дел, хоть отбавляй.

- Дамы наши тоже заняты свыше своих возможностей. Самые шустрые, как вы знаете, каминные ведьмы. В своем большинстве брюнетки с хорошими манерами. Они и пофигуристей театральных конечно же - попробуйте с лишними граммами и сантиметрами с шиком влететь на метле в каминную трубу. В шапке же ещё, как же без неё? Имидж не нарушить, даже если у тебя сложная работа. Почему сложная? Потому что воспитательная. Потому что воспитывают они своим появлением домохозяек — бездельниц. Потому что как заставить обленившуюся домашнюю тиранку-бездельницу подняться с дивана? Только если влететь на метле в своей шапке с улицы в дымоход, спуститься по нему в каминное горло и эффектно выпрыгнуть в комнате из яркого огня. После пары-тройки таких визитов визитов каминной ведьмы избалованная бездельница превращается в добросовестно-трудящуюся и очень на самом деле милую женщину. У нас статистика. Следим, как говорится, за результатами работы. Само собой, что оторвавшись со страха от дивана, молодая особа начинает терять вес и становится ещё более симпатичной. Говорят, что в каминной саже много каких-то полезных веществ, поддерживающих гибкость суставов. Так что век у каминных, печных ведьм - один черт - долгий. О театральных ведьмах вы уже писали. Манефика и сущая Нахалиста больше всех гордятся тем, что о них стало известно настоящим театралам. И с ИВАНЫЧЕМ мы в большой дружбе состоим, гордимся, можно сказать, знакомством с вами.

- Народ, как я уже сказал, разный, но особое место в нашей иерархии принадлежит Хранителям. Вы правильно думаете, что самые исключительной выносливости, большого опыта и глубочайших знаний трудятся в подземных хранилищах в сердце Москвы, под Кремлём, Красной площадью, ГУМом. Они берегут московские богатства, стерегут Кремль, следят за порядком, случается и подучат ювелиров, торговцев. Покажут, где настоящее благородство металла в изделии, а где откровенная подделка. Как выберут, поймут, что определённого человека образовывать пора, где-нибудь в потайном кремлёвском углу или гумовом погрузят в сон, переправят тайными ходами в подкремлёвские палаты. Обучение там и проходит.

- По окончании выходит человек на землю, кажется ему, что просто долго спал, и пребывает он в полном изумлении от пережитого «сна». Кажется самому, что спал глубоко, уникальную науку, драгоценные знания во сне получил. Самое дорогое на свете - Знание. Хранители чтут заповеди предков, не разбрасываются. В ученики берут исключительно достойных и нежной трепетной душой обладателей. Потому что знают, что хранить Знание нужно пуще драгоценностей, чтобы не попало в руки плохих людей, недостойных его.

- Кремлёвские Хранители хорошо знают драгоценные металлы и изделия из них, тщательно ухаживают и берегут всё наследство царского престола, народное богатство, уцелевшее после большевиков, грабивших ризницы. Вся Оружейная палата под их присмотром, все тайные заклады и помещения тщательно оберегаются. Но есть у них, кроме главной обязанности сохранить, сберечь, ещё одна тайна. Теперь пришло время её раскрыть. Слишком много шума, слишком много шума...


Йоль задумался на какое-то время. Казалось, он взвешивает, оценивает объём информации, которой может поделиться. Казалось, что принял решение в конце-концов, и я поинтересовалась, насколько откровенным будет продолжение его рассказа, потому что, судя по тону и настроению, мы подбирались к главному. Тому, собственно, что послужило поводом ему проявиться перед нами. Домовым сделать это нелегко. Всё же они существуют не для добреньких отношений с домовладельцами, не для сюси-пуси, но для равновесия в жизни дома, принявшего их. Существуют в качестве тоника для людей, живущих в доме. Чтобы не забывали о чистоте и порядке, чтобы следили за детьми и ухаживали за вещами. И если всё же при таком обилии дел он решил проявиться и поговорить, значит дело обстоит серьёзней, чем кажется на первый взгляд.

Домовой ответил одобряющим кивком на мои мысли, немного походил перед нами по столу, затем снова уселся, снял шляпу - на голове у него оказался очень смешной хохолок, немного помолчал, почесал в голове и продолжил рассказ.


Вам известно что-нибудь о кремлёвском МОроке? Нет?  Я расскажу.

- Кремлёвский Морок - Дикий Дух. Сложился из сотен тысяч страданий людей, покидавших горевшую Москву. Война с Наполеоном 1812 год. Армия Кутузова отступала. Вместе с русской армией уходили в суматохе, страхе, несчастии из Москвы её жители, поджигая свои дома. Их заставили уйти. И они не хотели оставлять за собой ничего. Люди сжигали свои дома, сжигали свою жизнь, своё имущество и уходили. Но мысли их, чувства, переживания, страх, проклятия наступавшим захватчикам остались. И были эти чувства, были эти вибрации такими сильными, что постепенно сложились в особое коллективное страдание, особый Дух, принявший человеческие очертания, человеческий образ и заживший в конце концов своей собственной жизнью.

- Поначалу, когда получился, образовался, сложился Морок, прятался от человеческих глаз. Потом начал свою войну против тех, кто волей неволей поучаствовал в его создании. Крушил всё вокруг. И пожарные дома, и людей, и имущество. Получился-то он огромным. Как большущий двухметровый дядька серо-водянистых воспоминаний и чувств, здоровенный, полу прозрачный, но от того не менее чувствующий, переживающий и от всего этого ещё более грозный. Выглядел он, как воин. Старался держаться в сумраке. Воевать выходил под утро и в туман. В лучах еле пробивающегося света то и дело поблёскивали звенья его воздушной кольчуги, металлические заклёпки на большущих сапогах. Те, кто оказывался рядом, ощущали присутствие огромного грозного воинственного начала, неуправляемого и очень опасного, как в горе бывает, вы знаете. Таким становятся после перенесённых потерь, разочарования в близких и необходимости стать ещё сильнее после своей пережитой смерти и не услышанного раскаяния убийц.

- Метался Дикий Дух по пожарищам долго. Но не ушел. Остался в Москве. Его спрятали московские Хранители, подземные жители Москвы. Подземные жители есть во всем мире. Это народ особый и очень дружный. Им некуда бежать. Они не умирают, а просто рассыпаются, когда устают выполнять работу. У них другие принципы миролюбия, чем у живущих рядом на поверхности земли под солнцем, слишком гордых своей близостью к светилу, и оттого таких недобрых, непримиримых, недоверчивых.

- Спустя время, Дикий Дух стали называть Кремлёвский МОрок. Кремлёвские Хранители взяли его под свою опеку. Они оказались самыми сильными, стойкими, обладавшими большой силой духа, терпением, большими знаниями и магическим талантом. Справиться с ним, успокоить, собрать рассыпающееся горе, не дать разбушеваться, помочь спрятать ненужное желание открыть новую войну против людей, поучаствовавших в его создании, могли только кремлёвские. Поместили его в подземных чертогах, в подземных палатах под Кремлём, и тщательно берегли от столкновения с человеческим горем, переживаниями, тревожными эмоциями. В его палатах сумрачно, мало света, немного воздуха, - тогда он спокоен, не рвётся, не крушит, не уничтожает, стараясь избавиться от горя, от которого не сможет избавиться никогда. МОрок был особо чувствителен к страданиям, потому что из них и состоял. Что кроме темноты успокаивало его мятежную суть? Струящаяся из самого сердца доброта и окутывающая пространство вокруг себя искренняя чистая любовь.

Судя по всему, у нас были такие потрясенные услышанным лица, что Йоль замолчал накоротко. А потом продолжил.

- Кремлёвский Морок несколько раз вырывался на поверхность. В 1917, когда Кремль сильно пострадал от арт-обстрелов. В 1941 году, когда один немецкий танк прорвался в город Химки, в 1956 году, кстати это тоже был год Красной Обезьяны, - никто не знает почему. И заволновался, а потом и разбушевался сильно посыле того, как на территории Кремля начались работы по сносу 14 корпуса - здания, построенного на месте разрушенных в 1934 году монастырей, ВОЗНЕСЕНСКОГО и ЧУДОВА.

- Трудно сказать, что будет со всеми остальными постройками Кремля, когда работы расширятся. Сильная вибрация губительна для старинных построек. Да и конфуз у Хранителей произошел с этим 14 корпусом. Под ним в 1998 году был найден Большой кремлёвский клад княжеских украшений. Не успели Хранители вовремя всё убрать , припрятать не успели. Переживали очень, что вынесли такую ценность на поверхность. Что-то теперь с этими украшениями будет? Может что и удастся снова в Главные хранилища унести? Не знаю. Они до сих совещаются, что можно сделать, чтобы сберечь российские ценности.

- Прошел слух, что будут Вознесенский и Чудов монастыри восстанавливать. Об этом многие мечтали. Но сделать это будет очень трудно, ведь вся земля под зданиями прошита коммуникационными трубами. Думали сделать парк до того, как воссоздать монастыри. Пока будет котлован. Это плохо. И для всех зданий, и для подземных жителей, не говоря уже про Морока — слишком близко чувства людей приближаются к Дикому Духу. А ему это очень вредно.

- Так вот. Начались работы по разбору здания. Шум, сотрясения почвы, увеличили щели, пространства вокруг палат, где помещался Дикий Дух, Кремлёвский МОрок. Всё чаще стали проникать разные запахи в его пространство. Тишина нарушилась. И самое главное - это то, что в покои МОрока стали проникать обрывки новых страхов, кусочки тревожных мыслей жителей города. Он начал волноваться, растревожился. В какие-то дни начинал метаться, требуя выпустить его наружу. Но Хранители знали, что делать этого ни в коем случае нельзя. Они говорили, успокаивали, пытались заделать все отверстия вокруг его палат. Но всё это не помогало. Он всё больше и больше ощущал тревогу людей за сегодняшнюю жизнь и начинал сам тревожиться сильнее.

- Нужно было что-то делать. Нужно было пытаться совладать с тревогой Дикого Духа, не дать ему разбушеваться в край и вырваться на землю. Думали все вместе, и больше всех Хранители. Уж они-то знали, чем грозит соединение тревоги живых людей с тревогой уже ушедших. В России это случается часто. Когда переживания живых смыкаются с памятью переживаний уже ушедших, появляется огромная сила, переворачивающая своей болью всю землю с ног на голову. И это страшно, и этого допускать нельзя, и лучше разбираться до начала такого удивительного алхимического, работающего только на территории России.

- Главных Хранителей было семь. Семь мнений, семь решений, семь правд. И в момент самого большого напряжения и опасений не удержать Дикий Дух в его пределе все семеро приняли решение призвать известную каждому волшебницу Любовь на помощь. Успокоить, укротить Кремлёвского МОрока. Потому что только струящаяся из самого сердца доброта и искренняя чистая любовь были способны успокоить Дикий Дух старинного Кремлёвского МОрока.


- В Москве было непривычно тепло. Декабрь и плюс семь - это просто удивительно. Снега нет. В честь такого важного дела приезда волшебницы Любви по такому серьёзному поводу в московских парках расцвели подснежники. Любовь ждали. Весь тайный мир московской мистической братии молился, чтобы Любовь смогла успокоить МОрока, чтобы он не вырвался крушить всё вокруг, не принёс вреда людям, уставшим от сложной жизни и большого количества испытаний за последнее время. Её ждали, волновались, готовились торжественно встречать, и не сразу поняли, что красивая колесница воздушного перевозчика Кемера опустилась в самом центре Красной площади, не видная для людей, но зримо ощутимая для волшебников, Хранителей и всей остальной честной московской братии. Семь главных Хранителей выступили вперёд, склонились перед силой вечно юной Любви, и когда разгибались из поклона, то заметили что-то прыгающее вокруг стройной красавицы. О Боже! Это была Обезьяна, точнее сказать Обезьянка, рыжего цвета, ужасно симпатичная, милая, игрвая. Первым выступил вперёд Хранитель Тихон мирный. Ещё раз поклонился, приветствовал Госпожу. Затем подошел ближе Хранитель Яролик (солнцеликий), потом Стоян (крепкий, несгибающийся), Родосвет (просветляющий, одухотворяющий род), Агний (огненный, светлый, чистый), Белозёр (ясновидящий, духовидец), Велезвёзд (звездочет, знающий влияние звёзд) и Далебор (способный бороться на расстоянии).

Йоль заговорил о приезде в Москву Любви и сам расцвёл, воодушевился как-то. Даже подскочил на минутку, разглаживая свои замшевые шорты. Было видно, с каким чувством, почтением , уважением относится он к нашей общей знакомой.

- Госпожу приняли достойно. Отужинала. Перед большим разговором с главными Хранителями ушла отдохнуть в отведённые ей покои. Надо сказать, что Обезьянка по кличке Шанталь - несколько необычное на мой взгляд имя для такого непоседливого животного - выбрала своим покровителем Хранителя Агния. Тот с радостью согласился накормить подружку и занять её, пока Любовь будет отдыхать.

- Ну вот. Больше я пока ничего не знаю. Как они говорили, какое решение приняла Госпожа. И что было дальше мне пока не известно.

Оказалось, мы просидели почти что всю ночь. Йоль закончил свой рассказ. Светало. Собаки разбрелись по своим местам и уже давно сопели себе в две дырочки. Честно говоря, я не знала, что делать. Бросаться помогать нашей подруге было смешно - там и без нас помощников было, хоть отбавляй. Да кроме того, лично меня никто не учил, как обращаться с Диким Духом. От усталости и обилия впечатлений я расслабилась и совсем забыла, что когда беседуешь с визуализировавшимся Домовым, твои мысли открыты и можно ничего не произносить вслух - он знает, о чем ты думаешь. Встрепенулась, когда Йоль ответил моему сомнению.
- Ну что вы, Госпожа! Думаете, что не могли бы с Диким Духом пообщаться. Зря сомневаетесь. Ведь то, с чем вам приходилось договариваться у своих пациентов - это и есть горе, сомнение, отчаяние - всё то, из чего соткан теперешний Кремлёвский МОрок. Так что с похожей задачей справились бы. Другое дело, что авторитет у нашей Госпожи Любови несравненный и магические знания тоже не просто так на голову сваливаются. Так что именно она в этой ситуации незаменима. Как впрочем и во многих других, - проговорил он задумчиво.

Потом улыбнулся, раскланялся, пожелал нам спокойной ночи или доброго утра, повернулся на мысочке левой ноги и исчез.

- Растворился, - сказал Игорь. - Нам тоже пора отдохнуть, даром, что сегодня уже 29 декабря. Снег пошел. Кстати, вчера слышал, что на Новый год обещали 22 градуса мороза.

-Я уже не знаю, чему верить. - Мне тоже хотелось спать, и голова гудела от всего услышанного. - Нужно заняться нашими хозяйственными делами. Отвлечемся. Успокоимся. Всё будет хорошо. Она справится. Мы будем о ней молиться...


Глава третья

31 декабря


Два дня пролетели незаметно. 30 мы были на великолепном представлении в Геликон-опере. Слушали «Летучую мышь», а потом ужинали в брассерии пососедству. Познакомились с главным администратором театра, благодарили их за прекрасную организацию представления. Действительно, были в восторге от спектакля. 31 декабря с самого утра занимались готовкой, уборкой, всеми делами, которые обычно называют рутиной. Удивительно то, что в канун Нового года все эти готовки, уборки становятся особыми, какими-то очень важными, трепетными, значимыми.

Старые люди говорят, что запоминается, как встретят и как провожают. Так вот и получается, что проводить Старый год и встретить Новый - весьма ответственное мероприятие. И если в течение года уборка, готовка утомляют и могут здорово надоесть, то перед самим Новым Годом от них совершенно не бесишься. Наоборот, хочется всё сделать самым лучшим образом.

К двенадцати дня основную работу закончили. Кругом чистота, украшенная ёлка, гирлянды по всей гостиной. На улице центральная сосна, оказавшаяся мистической, и большая голубая ёлка в разноцветных огнях. Угощение приготовлено. Дожидается в холодильнике своего часа. Пироги под чистыми полотенцами отдыхают от жара печи. Все ножи, вилки, ложки и ложечки для десерта промыты, отчищены, готовы к использованию. Бокалы сверкают хрустальной чистотой. Пахнет хвоей, мандаринами. И как-то спокойно стало вокруг, тишиной и добротой наполнилось пространство. Казалось, что все это чувствуют. Машины на дороге не гудят без толку, соседи вежливо здороваются и останавливаются поговорить, какие-то птицы слетелись на наши ели и поют себе, и щебечут. И всё это, несмотря на действительный мороз, наступивший Прости Господи! минус пятнадцать.

К четырём часам дня мы решили наконец-то накрыть стол, а потом и отдохнуть перед новогодним застольем. Накрыть-то накрыли, а вот с отдохнуть, видимо, не получится. И от этого я счастлива, потому что ровно в четыре пятнадцать воздушный перевозчик Кемер - уж теперь-то я его точно узнаю, два прошлых года путалась, а теперь точно знаю, что это он - опускал свою повозку на поляну перед нашим домом. Аккуратно и нежно, как будто вёз тысячу нежнейших роз. Это значит, что наша дорогая любимая подруга Любовь всё же собралась и приехала к нам в гости.

Собаки залаяли. Мы понацепляли на себя тёплые куртки и выбежали на улицу. Подпрыгивая на крыльце от нетерпения, не сразу заметила нашего материализовавшегося Домового. Он поклонился и спросил:

- Вы позволите, Госпожа?

- Конечно, Йоль, материализуйся на здоровье. Будем все вместе встречать нашу дорогую Любовь!

Она первой спустилась с колесницы. Красавица, сияющая умом, светом, добротой и милостью к людям. Следом за ней выпрыгнула небольшая очень симпатичная рыжая обезьянка, а потом мы увидели очень красивого мальчика в белом нарядном, похожем на пажеский, костюме. Собаки замерли и тихо наблюдали, как вся эта процессия движется к крыльцу. Она улыбнулась, и мы все разом бросились обниматься. Обезьянка, правда, решила повременить с объятиями и быстро быстро по столбам патио влезла на крышу.

- Я так рада видеть тебя. - Показалось мне или нет, но кажется мой голос дрожал.

- Я очень рада встрече. О многом хотелось поговорить. - Она прижалась щекой к моей щеке и глубоко вздохнула.

Обнялась с Игорем, потрепала, как водится, теперь уже не боясь, собак, махнула рукой обезьянке, велела спускаться и представила нам мальчика-пажа.

- Это Новый 2016 год. Знакомьтесь.

- Здравствуйте! Добро пожаловать. Мы очень рады знакомству. Такое с нами в первый раз. Ты же в первый раз решила познакомить нас с Новым годом? - уже обращаясь к нашей Любви.

- Да, в первый. Надеюсь, не в последний. Он оказался таким симпатичным мальчишкой, и так просился поехать с нами, что я не устояла. Ну, и где ещё ему набираться опыта, если не путешествуя со мной?

- Конечно, дорогая, конечно. Пожалуйста, снимайте теплую одежду и проходите поближе в камину, располагайтесь. Все угощение на столе.

Она путешествовала всё в том самом плаще, подаренном ей когда-то старой венецианской торговкой в обмен на кулёчек надежды. Проследила мой взгляд и пояснила:

- Ты же знаешь, я не гонюсь за модой. И больше всего на свете ценю подарки, сделанные от души. Кроме того, мой плащ отличного качества и не меняется с годами. Так что не переживай, всё хорошо.

- Не буду. Тем более, что ты снова на огромных каблучищах, и эти вишнёвые туфли я тоже знаю давно.

Наш дом гостеприимно раскрылся, и всем вдруг стало очень комфортно и тепло. Мы сели с подругой на диван. Она, как всегда забралась на него с ногами. Игорь сел в кресло, мальчик-паж устроился на ковре на полу около Любви, собаки разлеглись перед камином, а обезьянка Шанталь тихо перебегала от одной группы товарищей к другой. Ей было всё интересно. Она потрогала Тибо за уши, покрутила кисточку хвоста у Санни, пощипала мех на душегрейке Игоря, посидела у меня на руках, допрыгнула на камин и потянула домового Йоля за штанину, и потом отправилась обследовать лестницу, спальни второго этажа и качество деревьев в кадках зимнего сада.

- Да, наша Шанталь - великая исследовательница, я уже поняла, - сказала Любовь с улыбкой. Думаю, в наступающем году в моде будет новаторство, бесстрашние, готовность пойти на риск. Рисковых будет во всем поддерживать Шанталь. Моё дело на дать им зарваться. Не дать превратиться бесстрашию в наглость, смелости в тупой эгоизм и стремлению ко всему новому в хапужничество.

- Это сложная задача. Но ты справишься. Сделаешь всё, что возможно, как и во все предыдущие годы. Скажи пожалуйста, мы можем поговорить теперь?

- Конечно.

- Естественно, мы ничего не знали. Нам рассказал Йоль. Он предупредил, что ты уже почти что неделю в Москве. Не могу только понять, откуда ему всё это стало известно.

- У Домовых свои источники информации. Правда Йоль? - Любовь знаком подозвала нашего Домового. Тот быстренько спрыгнул с камина и подбежал к ней в поклоне.

- Слушая вас, Герцогиня.

- О чем ты? Почему меня так называешь? - Любовь улыбалась, и все таяли вокруг от её улыбки.

- Как же, моя Госпожа?!? После того, что вы сделали, мы можем назвать вас только Герцогиней. Такое решение принял совет старейшин.

- А почему я ничего не знаю об этом?

- Потому что, моя Госпожа, наша дорогая Герцогиня, мы знали, что вы скорее всего заедете сюда. Старейшины приготовились. И если вы позволите зачитают вам грамоту Совета волшебников, в которой отмечается, что вы, совладавшая с Диким Духом, укротившая Кремлёвского МОрока, навсегда получаете высочайший титул волшебницы. Грамота о вашем подвиге будет хранится в главном хранилище волшебных печатей во дворце самой главной волшебницы Жизнь.

- Ну, хорошо. Ты не против, если старейшины мне грамоту зачитают? Это всё же памятное событие в жизни магических персонажей, - спросила она, обращаясь ко мне.

- Конечно, пожалуйста.

Как только я это сказала, посередине гостиной материализовались новые гости. Думаю, это были Главные Домовые в количестве трёх. Они были похожи на Йоля. Одеты правда в штаны и белые рубахи с жилетками. Длинные волосы тщательно причесаны, усы и бороды также в порядке. В руках у одного был свиток, грамота. Они церемонно поклонились, также как Йоль, и главный взял слово.

- Уважаемая, достопочтенная Госпожа наша Любовь! Мы все знаем, какую сложную работу вам доверила главная волшебница Жизнь по просьбе Кремлёвских Хранителей. Вы откликнулись на их животрепещущую просьбу помочь успокоить всем хорошо известного воина МОрока. Кремлёвского Морока, как его теперь называют по имени Главных Кремлёвских Хранителей, приютивших его когда-то. Вы не побоялись трудностей, приехали. И что самое ценное во всем этом - вы не использовали волшебную магию, потому что не понятно, как Дикий Дух на неё бы реагировал. Мог и взорваться, и разнести всё вокруг. Вы использовали самый трудный, многим из нашего цеха недоступный инструмент - человеческие чувства. Доброта и Любовь - вы умеете ими пользоваться, вы знаете им цену, эти чувства подвластны вам, как никому из волшебников. И разговор с Диком МОроком мог иметь успех только, благодаря этим вашим инструментам. Ведь сложился он из горя, ненависти, погубленных надежд людей, бежавших от войны, пожара, разорения из горящей Москвы 1812 года. Вы говорили с ним, вы смогли его успокоить, и благодаря этому сохранить мир и благополучие в столице. Вы достойны самого почтительного к вам обращения. Отныне мы будем звать вас Госпожа Герцогиня. Вы самая выдающаяся волшебница на земле. Это вынуждена была признать наша главная госпожа волшебница Жизнь.

Любовь спорхнула в дивана. Обняла главных волшебных церемониймейстеров и расцеловала их в раскрасневшиеся от волнения щеки:

- Благодарю вас, дорогие! Спасибо, что переживали за меня и за всю ситуацию. Всё самое страшное уже позади. Но вам придётся поощрить и мою новую спутницу обезьянку Шанталь.

Главные Домовые недоуменно переглянулись.

- Объясните пожалуйста, госпожа Герцогиня, что вы имеете ввиду. Мы не понимаем.

- Шанталь, иди сюда, - позвала Любовь обезьянку. Та отреагировала мгновенно. Было ясно, что авторитет у нашей подруги действительно был непререкаем.

- Вот, теперь мы вместе, рядом с моей помощницей. И я расскажу вам, как всё было. Что нам пришлось пережить, договариваясь с Диким Духом, Кремлёвским МОроком.



- Все последние месяцы я провела в Европе. Вы знаете, там очень много работы. В начале декабря мне сообщили, что кремлевские подземные жители хотят обратиться, позвать меня на помощь. Рассказали историю МОрока, которого уже долгие годы они хранят в палатах подземного московского города. Информация у нас распространяете быстро. Нужно ехать. Сомневалась только, нужно ли брать с собой свою новую спутницу обезьянку Шанталь. Но потом выяснилось, что я действительно должна её взять, такой порядок, нарушить его я не могу. Воздушный перевозчик Кемер доставил нас прямо на Красную Площадь. С виду всё было спокойно. Но в воздухе чувствовалась особая тревога. Ведь переживания людей и тревога Морока пришли в соприкосновение, они начали складываться. Я понимала, что действовать нужно быстро, но в то же время войти к Дикому Духу можно было отдохнувшей, очистившейся и отдохнувшей. Работа предстояла сложная. Но мне не было страшно. Знала, что в крайнем случае смогу с тобой посоветоваться.

- Не знаю, что я смогла бы посоветовать тебе в этой ситуации, - ответила смущенно я.

- Ты всегда так говоришь. А потом выясняется, что твоему совету нет цены, потому что ситуацию видишь нестандартно.

- Спасибо, конечно. Так что же было дальше?

Она замолчала, а перед нами, как в кино составились картины происходящего в те самые сложные для Москвы предновогодние дни. Мы замерли, наблюдая происходящее. Увидели Москву, площади Кремля, подземные палаты, тень Морока на сводчатой стене, нашу нежную и сильную подругу Любовь, маленькую обезьянку Шанталь рядом со своей госпожой, Главных Хранителей, выстроившихся вдоль стены, их помощников, скопившихся и дрожащих от страха в коридоре.

Услышали громкий, сотрясающий пространство и подземный город крик, от которого рушились стены, сотрясались подземные коридоры и который постепенно стал проникать на поверхность, пугая гулким эхом людей. Все думали, что это строительные работы в Кремле так отзываются. На самом деле это кричал Дикий Дух, Кремлёвский Морок, сложившийся когда-то из горя, страха и обиды людей, почувствовавший горе, страх и напряжение людей живущих. Обычно он был спокоен, но начинал тревожиться, когда чувствовал проникающее с поверхности земли беспокойство, неуверенность, страх и опасность. Так было в 1917, 1936, 1941, 1956, 1991, и вот теперь.

За окном минус десять, идёт лёгкий снежок. Это очень хорошо. Снег зимой - это очень правильно. Он делает всё мягче. Приглушает звуки, притупляет боль, примиряет с потерями. Снег зимой - это такое природное лекарство. Оно приходит к нам зимой. Когда наступают темнота и холод. Темнота и холод делают все страхи и переживания маленькими, несравнимыми с зимним капризом природы. Когда начинаешь замерзать, готов всех простить и понять. Когда холодно и валит снег, думаешь, как хорошо бы собраться всем вместе за столом в хорошо протопленном доме. Только в холод и когда валит снег, вспоминаешь, как были добры к тебе люди, которых ты, не задумываясь послал. Когда куражился, когда вдруг накрыло чувство вседозволенности и особой власти над ними, было обманчиво солнечно и очень тепло, казалось, что это навсегда и что никто не нужен, и что горячее яркое светило будет рядом всегда, никогда не покинет и станет единственным всепрощающим могущественным другом. Но оно устало и скрылось. И ты снова остался в темноте и стал вспоминать свои прежние живые чувства и чувства тех, кто искренними, идущими от самого сердца словами, согревали тебя, твою душу, вселяя уверенность в завтрашнем дне.

Любовь вошла в покои МОрока. Тот ничего не видел и не слышал. Он кричал. Стоял, воздев руки к воображаемому небу и кричал. Потому что не мог, не знал, как справиться с наступающим горем. Кричал громко, изнутри, перемежая всплески жутким утробным воем. Хранители попадали на колени и закрыли уши руками. Мужчины на могут слышать крик друг друга. Любовь стояла, молча, ждала. А он кричал. Когда кричишь, становится легче — боль уходит. На какую-то минуту он затих, но кажется вспомнил или почувствовал что-то, и снова дикий крик Дикого Духа, состоящего из горя и страданий людей, сотряс основы древнего Кремля.

В палаты боком просочился служка и тихо прошептал, встав за спиной Любви:

- Госпожа, сделайте что-нибудь. Штукатурка начинает осыпаться в строениях от таких звуков. Неизвестно, как стены всё это выдержат.

Любовь молчала. И тут вдруг маленькая обезьянка Шанталь отцепившись от ошейника, выхватив большой золотой диск, размером с кофейное блюдце с осколком крупного рубина посередине - его держала Любовь, прижав к своей груди, запрыгнула на высокий шкаф, в котором хранились золотые кубки. Посидела немного, поигрывая сверкающим осколком корунда, затем перепрыгнула на другой, в котором хранились золотые и серебрянные подносы удивительной росписи. Все, кто был в палатах МОрока, замерли.

А он кричал. Но сквозь крик вдруг понял, что он не один, потому что была и есть его Дикость во сем живом. И в этом странном животном с четырьмя руками, которое так смешно вокруг него скачет, и в этом осколке порушенного когда-то камня, и в его добрых друзьях Хранителях. Во всем природном есть Дикость, но каждая Дикость готова подчиниться этой совершенно беззащитной, стоящей перед ним женщине, её ровному ласковому, но твёрдому взгляду, её ласковой улыбке, отчетливому движению рук навстречу его горю. И вдруг ему надоело кричать. Ему захотелось говорить с ней.

Яркие голубые глаза, умные, сильные смотрели на него тепло, понимающе, с большой любовью. Он обнял её своими воздушными, состоящими из горя и страданий других людей руками. И вот они уже говорят, обнявшись. Он спрашивает - она отвечает. Спрашивает она - отвечает он.

- Ты же знаешь, - талдычит он - Любой Дикий ждёт, когда с ним будут говорить. И любой Дикий готов на всё, если ему подарят частичку любви, заботы, внимания.

Она кивала головой и спрашивала его, спрашивала. А он отвечал, смахивая слезу с воздушного лица, и было видно, что ему становится легче. Он просветлел, очистился, ощутив, что кому-то нужен. И, очистившись, готов был и дальше нести все свои страдания, из которых сложился когда-то, не делая окружающим вреда.

Сколько просидели они так на куче старинных ковров, служивших ему постелью, трудно сказать. Уже Главные Хранители попадали вдоль стен и спали, истощившись. Очнулись они от того, что Дикий начал движение в палатах. Они всегда ощущали это третьим чувством по движению воздуха.

- Я принял решение, - сказал Морок.- Она увезёт меня на Дикое море. Я хочу побыть среди своих, в своей стихии. Если смогу, вернусь назад.

- Да чего уж там, господин Морок, - забормотал служка, - вы уж там побудьте, как говорится на волюшке вольной. Чего вам взаперти-то сидеть. Вот, если Госпожа согласилась вас туда на природу, значит, доставить. Так чего уж! Езжайте! И мы туточки немножко передохнём. А то уж вы вона сколько лет кричите. Я всё не пойму, вы вроде из воздушного состава происходите, а орёте, как будто бы из самого что ни на есть каменного. Такого грохота ваш крик, что я после него вообще ничего не слышу. Даже звона монет золотых, которые приставлен перебирать для счета.

Морок не стал спорить. Ему не хотелось. Он понимал, что рядом с горем жить тяжело. Любовь заступилась. Она шагнула в сторону Дикого и сказала:

- Мне нужно навестить друзей. Собери всё, что необходимо. Я за тобой заеду. Договорились?

- Да! Я буду ждать тебя! - сказал Дикий Морок и уселся на кучу старинных ковров, служивших ему постелью. Теперь Обезьянка скакала вокруг него, и ему было так смешно и радостно, что начал хохотать громко, заливисто. Оглохший от нового приступа эмоций служка выбежал в коридор, закрыв уши руками, а все рассмеялись ему вслед.


Картина эта становилась всё более прозрачной, а потом и совсем исчезла...

Мы все сидели на своих местах в нашей каминной и не могли двинуться с места. Молчание пришлось нарушить мне.

- И чем же всё это кончилось? - тихо спросила я.

- Мы подружились. - Она смущенно улыбалась.

- Тебе было страшно?

- Да, немного, первую минуту.

- А потом?

- Потом очень захотелось ему помочь, Всей душой, всем сердцем. Страх сам собой прошел. Ему было очень плохо. Я это чувствовала, я видела это. Он был ни в чем не виноват. Так произошло. И он не должен мучиться всю жизнь. Хочу отвезти его на берег холодного моря. Мне кажется, что там ему будет легче. Как ты думаешь, - задала уже мне вопрос Любовь - как лучше говорить с другими людьми? Как лучше? Всем рассказывать о том, что плохо может быть не только им, но и другие могут переживать и переживают похожие страдания. Или ничего не говорить, не приводить в пример других?

- Я думаю, что всё очень по-разному. Кому-то нужно сказать, что и другим бывает плохо. А кому-то не нужно приводить примеры, но просто поддержать их самих в сегодняшнем горе.

- Да, я так и буду делать. Все разные, все чувствуют по-разному. Это правда. Я это вижу.

- Послушай, у тебя были сложные времена. Теперь нужно отдохнуть. Что скажешь? Может быть останешься на несколько дней? Будем ухаживать за тобой, как за своей дочерью, хоть...

- Хоть я тебя и в мамы гожусь, - продолжила она за меня и весело расхохоталась.

Мы болтали и хохотали, вспоминая прежние времена и как она нас удивила, приземлившись на Драконе в нашей столовой в наш австрийский Новый год. Время, как всегда летит незаметно. Так бывает, когда ты с хорошими людьми, когда ты с друзьями. В какой-то момент стало понятно, что ей пора.

- Куда теперь? - мы обнялись.

- Не волнуйся, не далеко. Сначала к твоим соседям. А потом на Дикое море. Отвезу Морока и буду его регулярно навещать. Останусь в России надолго. Как ты сказала, когда уходят все остальные надежды, остаётся одна - надежда на Любовь. Я хочу быть с вами. Хочу, чтобы ко всем через искренность и чувства вернулась уверенность в себе. Чтобы моя любовь передалась каждому. Чтобы верность и сострадание снова наполнили души. Чтобы черствость и неверие исчезли. Чтобы начали строить новую жизнь, в которой главными будут доверие и сопереживание. Тогда злоба, ненависть, страх и власть денег уходят на тридцать третий план. Они не выдерживают любви, доверия, тепла и ласки.

- Я до сих пор не могу понять, как удалось тебе укротить Дикий Дух.

- Я просто полюбила его со всеми его горестями и радостями. Я просто полюбила его, как люблю других людей. И он об этом узнал. Он понял, что кому-то важно всё, что его касается. Он почувствовал, что мне важно каждое страдание, из которого он состоит. Я не отбрасываю чувства других. Я не обесцениваю их. Я дорожу ими, как частью тех, кого люблю. И это главное - дорожить всем, что касается близких, ценить всякую малость их жизни. Потому что до конца не знаем, что для них важнее всего. И можем сильно ранить обесценив то, что до конца не поняли и не прочувствовали.

- Ты молодец! И теперь Герцогиня. Поздравляю! Получить признание среди коллег - это даже и в вашем мире, наверное, одна из высших наград.

- Как всегда права. - Любовь спустила ноги с дивана и начала собираться. Повернулась к Йолю, почтительно следовавшем за её туфлями, редикюлем и спросила:

- Ну, что, поедешь с Госпожой в её новый дом?

- Нет, Госпожа Герцогиня, мы уже договорились. Не поеду. Останусь в этом. Привык. Сложно будет с новыми кошками знакомиться, знаете ли.

- Понимаю. Хорошо, что договорились. Негоже хозяйку, принявшую тебя, обижать невниманием.

- Что вы! Какое невнимание! Одно сплошное почтение.

- Знаю я тебя, лукавый!

Любовь подошла ко мне, обняла.

- Спасибо тебе! Я буду скучать!

- Спасибо, что зашла. Ты знаешь, как мы всегда ждём тебя. Я уже и не думала, что найдешь время. С каждым годом у тебе задания всё серьёзнее.

- Никакие задания, никакие работы никогда не будут препятствием соединиться с любящими тебя людьми, с друзьями, единомышленниками. Желаю тебе в Новом Году счастья!

- Иди сюда, мальчик, - сказала она пажу, - через три часа ты вступишь в свои права. Надеюсь, поездка со мной была для тебя познавательной. Смотри, дров не наломай! Прощаюсь с вами, дорогие друзья. Любите друг друга. До встречи!

Она выпорхнула в темноту новогоднего сада. За ней семенила Шанталь с обломком корунда в оправе, мальчик-паж Новый год, который за время нашей беседы превратился в юношу с пушком над верхней губой. На несколько минут она забежала в нашим соседям, потом присоединилась к своей весёлой компании. Воздушный перевозчик Кемер закрыл створки колесницы. И они умчались в звёздное небо, рассыпая за собой ворох светлых снежинок.

Мы вошли в дом. Оказалось, что уже почти что десять вечера. И нам действительно скоро нужно будет по-настоящему встречать Новый Год. Раздался грохот, на камине материализовался Йоль, а из почти что потухшего огня вылетела одна из самых красивых печных ведьм Илимма. Лично у меня от удивления раскрылся рот.

- Мы тут подумали, - завёл шарманку Йоль — мы так много пережили за последние дни. Как-то быстро не хочется с вами расставаться. Госпожа Герцогиня унеслась по делам. Может вы разрешите Новый год с вами встретить? Он какой-то симпатичный по-моему. Опять же обезьянка Шанталь нам очень понравилась. Вы не против?

Мы с Игорем кивнули. Чего уж тут! Правда, не хотелось расставаться так быстро и не хотелось становиться снова друг для друга невидимыми. Жизнь повернула так, что мы все познакомились, стали видимыми друг для друга, а значит ощутимыми, значимыми и нужными. Она очень мудрая волшебница. Поэтому конечно Новый год мы будем встречать с нашим Домовым Йолем, его подружкой печной ведьмой Илиммой, соседским Домовым Финчем, совсем юным Файком, нашими собаками — коричневым флэтом Тибо и китайской хохлаткой Санни. А Жизнь, пусть она идёт по городам и странам. Пусть делает нас всех видимыми друг для друга, а мы расступимся, дадим ей дорогу, потому что самое дорогое — радость общения и Любовь, которой наполнены наши открытые друг другу сердца.

С Новым 2016 годом! 



Добавить комментарий



Закрыть

Добавить комментарий к посту

Чтобы оставить комментарий, .