Писатель

Елена Пыльцова

Персональный сайт

Зарегистрироваться Cменить вид сайта Другая палитра
251

Черная орхидея

Посвящается Службе технической поддержки компании Мастерхост


36943680_32186949_31729778_30898187_27577668_lucreziabynenthomasfc9ml9.jpg



Часть первая 

Рублёвские дочки второго поколения закончили своё образование за границей. 
На повестке дня эпохальные решения. Что делать? Оставаться в Европе? Выходить замуж? Открывать своё дело? Ну не возвращаться же в Россию. Что делать в этом медвежьем углу, в этой бедолажьей стране с непонятным режимом? Все приличные люди свинтили. И неприличные, кстати, тоже. 
Замуж выходить не хочется. Это какие-никакие, но обязанности. Детей рожать? Ну уж нет! Англичане вообще считают идеальным возрастом заиметь малыша в 32-34 года. Так что торопиться некуда. А потом за кого выходить-то? За терзающих свою гитару англичан? За жадных, а особенно до папиных денег невесты, французов? Да у них теперь как у женихов репутация испорчена окончательно. Сколько браков с русскими красавицами закончилось отъёмом матчасти, детей, нервов, самообладания и здоровья в целом? За маменькиных сыночков из Италии? Они ведь от юбки оторваться до пятидесяти лет не могут! За немцев? Это вообще экзотика какая-то! Хотя, старшее поколение хвалит. Но у старшего поколения и привычки другие! 
Короче, вот! Проблема! Но решение принимать нужно. Предки требуют! Поддерживая нерешительность подруг, никому не раскрывая до поры своих планов, Ирина Мискарёва уже как год имела в своей голове готовый проект. 
Она ехала в свою квартиру в небольшом замке в пригороде Ниццы. Завтра должны были прилететь родители. Разговор, конечно, будет нелёгким, но ничего не поделаешь! Все уже давным-давно привыкли к её нестандартным решениям. 
Самолёт приземлился вовремя. Родители выглядели немного уставшими. Ехали в «Martinez», где был заказан папин любимый пентхаус-сьют с четырьмя спальнями, террасой с джакузи и потрясающим видом на Средиземное море. Тёплые цвета отделки, любимые сигары и любимый коньяк — это необходимые условия успешного проведения перговоров с родителем. Хозяин, как говорится, — барин. 
Ужин заказали на 21-00 в «прикроватном», как говорил папа, ресторане « La Palme d'Or». Папа знал прежнего шефа, был доволен теперешним, сетуя, однако, на часы работы заведения с 12-30 до 14-00 и с 20-00 до 22-00. Причем спокойно поесть в указанные часы там можно было со вторника по субботу. Понедельник и воскресенье ресторан не работал. 
Андрей Мискарёв обожал равиоли из теляьего зоба со шпинатом, его жена — ризотто с кусочками икры кефали, моцареллой и тушеными свиными колбасками. Дочь обожала «Саsino». Пижонство, конечно! Но как приятно сознавать, что рецепт и посуда для этого блюда были созданы специально для знаменитого актёра Роберта де Ниро. Филе средиземноморского каменного окуня под названием «лаврак» запекали в йодированной соли и подавали с обжаренными на сковороде в пряностях Ривьеры кусочками цукини. Весь этот ароматный ансамбэль был приправлен маленькими кусочками лобстера (ну ваще!), что вызывало в глазах мамы приязненные чувства к продукту, горошком «мантегу» и воздушным рисом. 

Путь к сердцу мужчины лежит ровно через его желудок — бабушкина истина. Но работает до сих пор. Поэтому подойти к сути вопроса получилось только после того, как папа отужинал и уже в гостиной любимого сьюта налил себе коньяк, закурил сигару и только потом очень внимательно посмотрел на дочь. 
- Ну рассказывай... 
Тина выдохнула и, сославшись на головную боль, отправилась спать. Она знала, что дочь с отцом договорятся без неё. Всё, что могла в этой жизни, она для них уже сделала. 

Андрей внимательно смотрел на свою ставшую уже совсем взрослой дочь. Кто знает, на кого она больше похожа? Спокойная, смелая, умная и такая необычная.. 
- Ну, рассказывай... - повторил он ещё раз.
- Так вот, папочка, я хочу, чтобы ты мне построил поместье. 
- Здесь? Поместье? - папины глаза округлились до необычного размера. 
- Нет, не здесь! 
- А где??? 
- Где, где? В России. 
- Ты что, с ума сошла? - Папа подскочил, как ошпаренный, и забегал по солнечному сьюту, натыкаясь на кресла. - Зачем тебе это? Скажи мне пожалуйста! Неужели мало твоей квартиры здесь, в замке?! Целый этаж! В отдельно стоящем замке под Ниццей! Маленький правда! Но он же замок! Неужели мало шикарной квартиры в Лондонском Knightsbridge? Сам бы жил! 
- Не жил бы, папочка, тебе холодно в стеклянно-белом интерьере. 
- Перекрасил бы. 
- А для этого нужно было бы два года разрешения получать на всякие ремонты. 
- Хорошо, а дом в Марбелье? Первая линия! У моря! А квартира в Passy? Париж, 16 округ! Без африканцев и арабов! Парижский Арбат! Всё, как ты просила! Это? Это для кого было куплено? 
- Папочка, не кричи! Я сейчас тебе всё объясню. Понимаешь, я хочу иметь новый дом, а не пользованный. Я хочу иметь дом, построенный по МОЕМУ проекту. Я хочу иметь конюшню, собак и оранжерею. 

Изумлённый и потрясённый до основания своей непотрясаемой олигархической души Мискарёв застыл с сигарой в поднятой руке. Конечно! Он предполагал, он ожидал чето-то необычного в пожеланиях дочери. Но такое... Конюшня с псарней, да ещё и оранжерея! Блин! Блин! 
- Ты знаешь, мне надо это всё пережить! Прошу тебя, пойдём спать. Пожалуйста, пойдём спать. А завтра утром поговорим. Я тебе обещаю. Всё! Спокойной ночи. До завтра. 
- Хорошо. Спокойной ночи. До завтра, папочка! Но не надейся. Я не передумаю. 
- Я уже понял... Надеяться не буду. Скажи мне только, откуда в тебе это? Зачем? Почему? Почему всё это? 
- Потому, что я хочу иметь настоящих друзей. 
- В каком смысле? 
- В таком! Ты сам говорил, что настоящие друзья — это наши братья меньшие, а среди людей достойных совсем не осталось. 
- Говорил. Надеюсь, ты в присутствии этот мой гениальный тезис не озвучивала? 
- Во-первых, он не гениальный. Многие так думают. Но ты не волнуйся. Конечно никому я ничего не озвучивала, тем более «в присутствии». Хочу только, чтобы ты понял, что не хочу быть исключительно в ханжеском окружении тупых прислужников. 
- Ха-ха-ха! Ты что думаешь в России у тебя прислужников ханжеских не будет? Здесь, в Европе, они по крайней мере знают своё место, а там каждый будет из себя начальника участка корчить. 
- Фу! Что это за слово «корчить»? Какого «начальника участка»? Вообщем, всё! Я хочу домой! Хочу разводить лошадей, собак и цветы. 
- Боже мой! Боже мой! Что мне с тобой делать? - папин голос звучал уже как-то поспокойнее. - Ну, ладно! Всё! Идём спать! Поцелуй папу! Спокойно ночи! 

Андрей Мискарёв, удрученный отец взрослой дочери, получил звонкий чмок в щеку и отправился спать. С трудом напялил свою любимую пижаму, но уснуть не смог. Поплёлся в спальню к жене и разбудил её. Тина села на кровати, испуганно стала шарить ногами по персидскому коврику в поиске тапочек и испуганно прошептала: 
- Что случилось?  
Мискарёв помог ей нашарить тапки. Даже нагнулся и подставил ей их под ноги. Этот удивительный в своей трогательной заботе к жене факт говорил о его спутанном сознании после страшного потрясения от разговора с дочерью. 
- Да ничего особенного! Ирка хочет имение в России с конюшней, псарней и оранжереей. 
- Ну и чего? Правильно хочет. Сколько можно по миру шляться? 
-В каком смысле шляться? А образование? А языки? А общество? 
- Слушай, прекрати! Какое общество в этих игрушечных странах может быть? Жизнь в декорациях навечно? 
Тина пересела в кресло и закурила. 
- Сколько можно? Игрушечные приёмы с лордами, игрушечные короли и королевы, игрушечные скачки и бабы в огромных смешных шляпах, игрушечная охота на лис, карнавалы и сплошные декорации. Игрушечные президенты из румынских цыган и вороватые ловеласы после тридцать пятой операции по приживлению волос. Нагляделись уже разного. Тошнит. 
- А ты что хочешь для своей дочери? Сарафан, косу до пояса и корову, чтобы с кринкой молока по утрам бегать. Тоже мне! Затяготела к природе! 
- Я не затяготела. Не волнуйся! Меня в этой грёбаной Европе всё устраивает. Мне много не нужно. А вот дочь твоя хочет жить в своём, построенном, как она того хочет, имении. А я уже столько наработалась, что как-нибудь во Франции переконтуюсь. Перетерплю эти вонючие крошечные квартирки — меня ты, как дочь, не балуешь. Да мне и наплевать. Только могу тебе сказать, что, если человек хочет что-то делать, если у него есть желание и сила для творчества, то это возможно теперь только в России. 

- Хочет лошадей, псарню... Оранжерею... Никак в себя прийти не могу. 
- Брось! Вспомни, как лорд этот твой новый знакомый рассказывал, что они ездят по особому приглашению на Кольский полуостров рыбу ловить. Причем, поймавши, выпускают. Получили благодарность за сохранность рыбы этой вымирающей. Вообщем, я забыла, какой. Помнишь, как ты удивился? Так может Ирка ещё и бизнес какой-нибудь модный устроит? Будет, куда людей пригласить. 
- А тебе пригласить людей некуда! 
- Слушай, давай не будем. Ночь уже. 
- Ладно, не будем. Бизнес говоришь устроит? Может и устроит... Не сердись, что разбудил. Огрошила она меня своими разговорами. А ты, я смотрю, ты как-то спокойно всё это восприняла?! 
- Мусик, конечно спокойно. Представляешь, если бы я неспокойно всё воспринимала? Что бы тогда со мной было? 
- И представлять не хочу! Только очень прошу тебя поучаствовать в нашем завтрашнем разговоре. 
- Ладно, поучаствую. Только у меня сеанс в СПА на 11-00. Так что всем придётся встать пораньше. 
- Я готов. Не ожидал, что окажусь в такой сложной ситуации. Помощь мне твоя нужна. Пойду думать. 
- Не думай. Постарайся заснуть. Она завтра сама тебе план работ и развития проекта предоставит. 
- Тоже мне! Понахватались всякого... План работ, развитие проекта...Но ты права, предоставит... 

Часть вторая 

Утренний кофе на просторной терассе. Ласковый морской воздух, пьянящий кожу, наполняющий замученные курением и городским смогом альвеолы. Тёплые дуновения , упруго отскакивающие от лица и ног. 
Смуглый загар Лазурного берега — его ни с каким другим не cпутаешь. Тина сняла солнечные очки, несмотря на рекомендации косметолога. Черт с ними с этими морщинами! Она хотела видеть выражение лица дочери во время разговора с отцом. Что правда, то правда — видимся не часто! 
Ирина появилась на терассе аккуратно одетая, причесанная, какая-то собранная, подтянутая. Удивительно, откуда в ней это! Ведь совсем недавно выползала из своей спальни и по пол дня не могла себя привести в порядок. А тут такая организованность и прыть. 
Родители молча наблюдали, как она налила себе кофе, положила на тарелку круассан и кусочек бри. Две крупные виноградины перекочевали на блюдце с апельсиновым джемом. В полной тишине девушка съела свой завтрак и, улыбаясь, обратилась к родителям: 
- Ну что? Готовы? 
- Мы всегда готовы! - ответила Тина. Андрей было потянулся к сигаре, но передумал, успокоил руки и наигранно-заинтересованно уставился на дочь. 
- Ну вот! Я хочу, чтобы вы мне построили поместье около города Ливны в Орловской губернии. 
- Какая губерния? Это область. 
- Теперь область. Раньше была губерния. 
- Так! Кажется, я соображаю... Ты что? Прабабушкину усадьбу восстановить хочешь? 
- Мамочка, ты как всегда лучше всех меня понимаешь! - Ирина сияла от счастья, что мать разобралась в её мотивах. Этот факт обеспечивал максимальную поддержку в дебатах с отцом. 

Мискарёв, не спеша, встал, отошел к краю терассы, закурил-таки свою соску и, задумчиво глядя на Ирину, сказал, обращаясь к жене: 
- Ты знаешь, я раньше всё думал, гадал, можно сказать, кто победит в Иркиной самости... То ли Двойра Мискаревич, моя прабабушка знаменитая своим дивно пахнущим куриным бульоном в святую субботу, то ли твоя ливенская помещица? 
- У неё, кстати, имя есть. 
- Да, прости! Извицкая Дарья Николаевна. Родственница Голицыных, Красовских. Со своим поместьем и оранжереями. 

Извицкая Дарья Николаевна, прабабушка Тины Мискарёвой, действительно приходилась родственницей генерала Афанасия Ивановича Красовского, спасшего служителей Эчмиадзинского монастыря, окруженного в своё время персами, и состояла в родственных связях с Голициными. 
В те времене почти что все были родственниками. Оранжерея помещицы Извицкой не уступала своей красостой и редкостью растений лучшим европейски образцам. От имения её остались развалины. Восстановлению оно не подлежало. Но места вокруг было предостаточно. 
Подробный отчет о состоянии земельного архива Ливенского района Орловской области Ирина положила на стол отцу в виде красиво составленного документа с картами и подробным описанием властных полномочий местного начальства. 
Андрей Мискарёв был потрясён и шокирован во-первых серьёзным подходом и подготовкой к беседе с ним дочери. Кроме того, он был заворожен мощью и важностью документа, который свидетельствовал возможность строительства именно в том месте, которое было указано Ириной. Проглядывая бумаги, он несколько раз задавал себе вопрос: 
- Откуда в ней это? Но в какой-то момент вдруг осознал, что Ирина — его дочь, и с гордостью заключил: - Откуда-откуда? От меня! 
Тина напряженно наблюдала, как муж вчитывается в документы, разбирая каждую страницу по косточкам. Когда Мискарёв откинулся на спинку стула, расслабившись, она поняла, что всё не так плохо. Самое страшное миновало. И сейчас ей лучше всего будет смыться в СПА, ведь всё равно по возвращении придётся выслушать версию дочери, а вечером за ужином — версию мужа. 
Дочь предупредила, что хочет сегодня вернуться в свою квартиру в предместии Ниццы, ту самую в маленьком замке, занимавшую весь второй этаж красивого здания с башенками. 
Когда Тина вернулась в номер с потрясающе-волшебным ощущением невесомости своего измученного долгой жизнью в России тела, то увидела собранный, подготовленный к отъезду багаж дочери и записку от мужа, что они пошли погулять и, если она захочет, то может присоединиться к ним за ланчем на главной терассе любимого ресторана. 
Тина не хотела присоединяться к ланчу. Днём она ела только фрукты. Оставалось заняться любимым делом — поспать. 
У неё был многолетне-некомпенсируемый дефицит сна. Пока Мискарёв зарабатывал свои олигархические звёзды, она вкалывала на трёх работах, просыпаясь в шесть утра и падая на подушку в двенадцать ночи. Тогда не было помощников по хозяйству, а на руках были вдруг постаревшие «от перестройки» родители и две старенькие бабушки, которые боялись на волне произошедших перемен выходить из дома. Одуревшая Тина носилась по работам и родственникам, успевая обстирывать мужа и учить свою дочь вне зависимости от условий быть всегда красивой. 
Сегодня она поняла, что её старания не пропали даром — Ирка выглядела великолепно и было видно, что это ей ничего не стоит. Когда наука "хорошо выглядеть" входит в сознание девушки «с молоком матери» — стать взрослой и быть всегда красиво-ухоженной ничего не стоит. Наука на уровне рефлекса - вот неоцениоме преимущество так называемого «хорошего воспитания» для девочки. 
Тина вспоминала, как на последнем издыхании, падая от усталости, она гладила дочери кофточки и платья. Её девочка никогда не вышла из дома в мятой юбке или несвежем белье. Пусть не новое и не шикарное, но чистое и глаженое. Девочку видели всегда аккуратной и ухоженной. Такой ответственный, ежедневный уход за дочерью, плюс воспитание и учеба - действительно большой труд, за который она бессовестно отсыпалась сегодня, будучи уверенной в том, что никто и никогда её не сможет в этом упрекнуть. 
Проснулась она от того, что почувствовала запах Ириных волос у себя под носом. 
- Всё нормально, - прошептала матери Ира. 
- Он согласился. 
- Я очень рада. Тебе ведь это на самом деле нужно? 
- Нужно, мамочка. 
- Ну и Слава Богу! 
- Тебе будет, куда пригласить свои друзей. 
- Перестань! Не для моих же друзей ты затеяла такое дело. 
- Я для всех затеяла. Вот посмотришь, как всё будет хорошо! 
- В таких случаях принято говорить, что я помогу тебе всем, чем смогу. Но я не знаю, чем я смогу тебе помочь. 
- Договоримся! 
- Это что-то новенькое! Я уже проснулась. Но скажи мне, неужели ты всё время будешь проводить в этой глуши. 
- Ну ты даёшь! Какой глуши! Мы все вместе сделаем это модном тусовочным местом, куда смогут приехать и твои художники, и папины любители лошадей. 
- Да уж! Про его лошадей — это отдельный разговор! Я всё-таки никак не пойму, что тебя так подкинуло. Не любовь ведь к семейной истории. 
- Мамочка, вспомни пожалуйста, какой ты была счастливой, когда смогла выезжать из России и ходить в свои спа. 
- Если бы ты прожила мою жизнь, то из спа бы не вылезала. 
- Да, я уже об этом знаю. Но я вот, что хочу сказать. Послушай меня! Ведь самый кайф — это когда ты знаешь, стоя на резком сентябрьском ветру, оглядывая своё поместье, что в любой момент можешь собраться и ровно через четыре часа оказаться в центре Ниццы, заказывая столик в «Martinez». Самый кайф — это ухаживать за своими лошадьми, выращивать те цветы, которые ты хочешь, строить такой дом, какой ты хочешь, а не разрешили тебе местные европейские власти, и при этом мочь в любой момент улететь на испанский берег, или в вечно плачущий Лондон на какой-нибудь показ. 
- Ты уже не хочешь летать в Милан на показ? 
- Да почему, хочу. Просто так, к слову пришлось. 
- Знаешь, Ирка, а ты, наверное, права! Вам молодым не нужно выживать, как нам. Можно было просто жить, учиться и радоваться тому, что это возможно. Ваша голова открыта для всяких гениальных мыслей. 
- Да вот я и радуюсь. Хорошо, что вы мне не запрещаете радоваться. 
- Ну уж ты там соображай! Особо не расходись, ладно? Отца не тереби. У него выборы на носу. 
- Можно подумать, от этого что-то изменится. Ладно, ладно, не буду. Ну что, я поехала? 
- Давай я тебя поцелую! Береги себя и помни, что я тебя очень люблю. 
- Вот и хорошо. Вижу, что ты на меня не сердишься. Мамочка, я тоже тебя очень люблю! Ну всё! Я уехала. А ты собирайся. Скоро ужинать пойдёте. Передавай там всем привет! 
- Ладно, передам! Когда теперь с тобой увидимся? 
- Я позвоню. 
- Ну ладно, позвони! 

За ужином Мискарёв рассказал жене свою версию переговоров с дочерью. Теперь он направлял десант на Орловщину. Туда же должна была подтянуться Ирина и он сам, выкроив время, подъехать для больших принципиальных в этом нелёгком деле переговоров. Предварительная разведка не выявила каких-то особых трудностей. Консультанты Мискарёва предполагали, что всё будет развиваться по плану. 
Тина знала тот нечеловеческий азарт, который "обуявывал" Мискарёва каждый раз, когда он начинал новый успешный проект. Сейчас он был именно в таком состоянии. 


Часть третья 

Встреча «в верхах» прошла успешно. Руководство области и представители Мискарёва договорились о сроках аренды земли, на которой предполагалось возводить очередное чудо света. Подоспевшие архитекторы представили к приезду Ирины эскизы предполагаемых построек, которые ей надлежало оценить и дать согласие. 
Несмотря на свой «цыплячий», в понимании взрослых мужчин от бизнеса, возраст, дочь вела себя достойно. Мискарёв был доволен. Забраковала только проект оранжереи, поскольку, как выяснилось, уже слетала в Сингапур, затем провела консультации на известном цветочном аукционе, в Койкенхоффе и Аалсмеере, собрав мнения специалистов о функциях полноценно- «умной» оранжереи. 
О многом, совсем новом, новаторском в работе такого мощного механизма, как современная оранжерея, российские архитекторы не знали. Поэтому не сильно сопротивлялись, когда им представили консультантов. Следом за оранжереей им пришлось пережить ещё одно потрясение, когда Ирина Андревна — так теперь звали будующую хозяйку — заявила, что строящиеся посёлки для работников должны иметь на приличном расстоянии друг от друга здания мечети, синагоги и православную церковь.Главный архитектор проекта схватился за голову, но потом успокоился, представив скольким свои друзьям он подкинет возможность заработать через участие в таком грандиозном строительстве.

Работа закипела. Большой посёлок для работников поместья, места для отправления культа, небольшая гостиница для приезжающих специалистов, а предполагалось, что первые три года они будут консультировать работников всех служб, обучая их на местах. 
Шикарная усадьба, построенная в стиле модерн, с красивыми подъездными дорогами. Анфилады комнат. Сложные, уходящие мощной спиралью вверх лестницы с коваными ручками и решетками балконов. 
Витые украшения фасада указывали, что правый флигель дома был отдан для гостевой зоны с отдельными благоустроенными и на удивление очень уютными номерами-комнатами, оснащенными всем необходимым для жизни и работы. Средняя часть — это кухонно-гостиная зона, которой особо посвятила целый месяц своей драгоценной жизни и остатки потраченного здоровья в Совдепии неугомонная Тина. Оборудованная по последнему слову техники просторная кухня, удобное размещение приборов, холодильников, контейнеров для хранения овощей и масел, самооткрывающиеся по малом прикосновении руки посудные полки, винные холодильники с возможностью отрегулировать градусы на каждой полке отдельно. На неё отработал "эргономичный" кухонный консультант известной фирмы, который потом влюбился в свою хозяйку, как породистый домашний кот, и не сводил со неё завороженного взгляда. 
Мискарёв издевался над женой, подкалывая её томным взглядом ухажера. Всем было весело. Строительством и оборудованием конюшен занимался анличанин Стив, который обожал раков и замучил всех просьбами идти их ловить. Пару раз он поругался с иранским специалистом по индивидуальному расчету кормов для лошадей насчет американского атомного присутствия в регионе, но потом успокоился и начал трудиться без оглядки на иранскую угрозу Европе и всему миру. 
Результатом их творчества стали пять красивейших арабских скакунов, наивысшего уровня уход за ними, что привлекло две интереснейшие фамилии наездников, готовых работать с лошадьми Мискарёва, вернее его дочери, для участия в скачках,разумеется. 

Когда Андрей увидел, как тонко Ирина обыграла его любовь к лошадям и всему, что с этим связано, он признался, что уже пять лет состоит членом английского синдиката, который для него и других семи членов закупил превосходных лошадей на позапрошлых аукционах Великобритании, Франции, Америки и Австралии. Стать членом синдиката ему позволила безупречная репутация и взнос в размере пяти миллионов долларов. Он знал, что все затраты окупятся, ведь покупали лучших скакунов королевского масштаба. Ещё он знал, что главное в конном бизнесе — купить скакуна недорого, хорошо подготовить его и затем дорого продать. Ведь разница в стоимости колоссальна. Первоначальная трата в пятьдесят тысяч долларов может при правильном уходе и получении чемпионского титула по спринту, например, вылиться в продажу иноходца за пять миллионов. 
Конечно! Очень важно правильно выбрать лошадь. На первом месте — родословная, на втором — оценка её поведения и только после этого — оценка бойцовых кчеств. Последнее удачное приобретение в свою коллекцию Мискарёв произвел с помощью Стива и был очень доволен. Теперь он перевезёт своих скакунов в отстроенное поместье и будет готовить их к соревнованиям. Спортивная карьера недолгая — два года. Потом лошадь отдаётся на воспроизведство. Он прекрасно понимал всю степень своей занятости, но был уверен в том, что всегда выкроит время для своих любимцев — лошадей он обожал. 
И точно также, как лошадей, Андрей Мискарёв обожал интриги. Гольф не позволил ему иметь такой охват и вовлеченность в нужный круг, как занятия с лошадьми, венцом которых были скачки. 
У гольфа другая более ограниченная степень доступности и соответственно круг знакомств ограничен. А занятие лошадьми и участие в скачках позволяют знакомиться с самыми яркими личностями от влиятельных бизнесменов до шейхов и королев. 

На королевском Аскоте члены «лошадиного» синдиката, в который входил Мискарёв, получили места рядом с королевской ложей. Аскот — самые строгие скачки. Здесь этикет предписывает дамам носить шляпы, прикрывать плечи и надевать юбки не короче, чем на 2 дюйма выше колен. Причем в каждый из пяти дней недели скачек даме полагается носить новую шляпку. 
Серьёзный дресс код существует и на Epson Derby, Melbourne Cup или Kentucky Derby. А вот на The Dubay World Cup, куда, по мнению Мискарёва, наши товарищи тоже вскоре попадут со своими лошадьми, не все дамы в шляпках — здесь правила более демократичные. 
Всё это очень хорошо. Клубы, скачки, знаменитые люди. Но все эти интересные встречи и интриги мирового масштаба были всего лишь продолжением его любви к лошадям. 
Вы правы, как всегда! Нет доброго отношения к лошади со строны человека — нет удачи. Вот вам и вся недолга. 

 И огромный манеж и шикарный ипподром — все эти постройки подразумевали необходимое дополнение — гостиница для приезжающих на соревнования. Ею стал пятизвёздный отель класса Люкс. 
Гостиницу с большим количеством звёзд было строить неприлично. Об этом ему намекнул выдающийся представитель местной власти, который каждый раз, инспектируя грандиозную стройку во вверенном ему районе, подолгу тряс руку олигарху, приговаривая: 
- Хозяйство вести — это вам не яйцами трясти! 
- Да что это! Вот ваше хозяйство, - отговаривался Мискарёв. 
- Не скажите, Андрей Исаич! Капитализм ваш нас, Слава Богу, принял. На кого же было положиться новым хозяевам жизни, кроме как не на партийную элиту. Раньше-то ведь только мы что-то могли. А потом ваше поколение подросло, на ноги встало. От джинсов варёных до нефтяных вышек — это вам не что-либо как! Уважаю! Хозяйство вести, всем говорю, - это не яйцами трясть! 

Местное начальство кормили, давали проинспектировать стройку, показывали все необходимые документы и расставались до следующего наезда, ожидая в очередной визит порции критики, восхищения и острого желания, чтобы весь проект состоялся. 
Ведь вся страна гудела, ожидая, что же в конце-концов из этой затеи получится. Кроме того, налоги в бюджет области, высокий рейтинг среди областей по туризму опять же. Ну и где вы такое чудо-то ещё видели, а? Красота-то какая! Сколько народу работу получили! Ой чудны твои дела, Господи! Не зря в прошлом году церковь на горе достроили... 
Оставаясь формально в стороне, Андрей Мискарёв контролировал все области мощной стройки и развития поместья на новый лад. Все, за исключением оранжерей. 
А вот оранжереи... Каждый шаг в их строительстве был вымучен самой Ириной Андревной. 
- Зачем тебе всё это? Зачем такие сложности? Зачем ты бьёшся на этапе создания проекта, потом контролируешь, какой песок привозят, откуда трубы? Зачем столько проблем себе создавать? - спросил как-то Андрей дочь, подписывая финансовые рапоряжения. 
 - Теперь я тебе скажу! 
- О Боже! Зачем я спросил? Что ещё? Что ты ещё придумала! Чего я не знаю? - похолодел Мискарёв. 
- Папочка, не бойся! Самое страшное уже позади! Я хочу разводить орхидеи. 
- Ира! Дорогая! Это ради каких-то цветочков я потратил такие деньжищи? Я думал фрукты-овощи. Кормить будешь своих и маминых гостей. 
 - Ты не понимашь! Сядь, я тебе объясню. 
- Да я уже давно сижу. Мне больше ничего не остаётся делать. Всё! Сел — сижу.  
- Так вот. Орхидея — это уникальный, по-настоящему живой цветок. Он всё чувствует и не растёт, когда вокруг нет жизни. 
- Как нет жизни? Ему что надо, чтобы вокруг скакали лошади и варили борщи, а в соседнем здании били поклоны евреи, а ещё по соседству совершали намаз? Что ты говоришь? Господи! Я своей смертью не умру. Ты меня в гроб загонишь! 
- Умрёшь, папочка! Умрёшь своей смертью! В глубокой старости, среди родных и близких. Только предварительно поставишь на своего любимого иноходца на модных скачках в Мискарёво. 
- Ты всё узнала? Догадалась? 
- Папочка, это не так трудно, как тебе могло показаться, - Ирина быстро захлопала глазами. 
- Я тебе благодарен за твою идею. Никак не думал, что и для меня это может так приятно обернуться. 
- Да уж не глупее некоторых будем! Чего деньги просто так мотать, если можно иметь свои конюшни, своих лошадей и свои скачки? 
- Ну ладно, ладно! Молодец! И я молодец, что согласился всем этим заняться. Теперь интернет-сайт нужно будет делать. Как тут дела с интернетом обстоят? 
- Всё узнаю, папочка! Теперь за мной оранжереи и наш сайт. 
- Да, Ириш, на интернет, хоть это и важно, у меня времени нет. Я заниматься этим не буду. Что-то сделаю не так, заставишь потом переделывать. Знаю я твою теперешнюю дотошность. Делай сама. 
- Не волнуйся. Буду делать сама. 
- Предупреждаю тебя только не соглашаться на размещение сайта в компаниях, предлагающих серверы за рубежом. Только в российских, лучше московских. С ними можно договориться и подробно всё обсудить. 
 - Что такое серверы? 
 - Давай-давай изучай. Там тебе тоже много интересного предстоит узнать. 


Часть четвёртая 

Оговоренная роза ветров, профилированные воздушки для приточной вентилляции, необходимое оборудование для капельного полива по часам, автоматический контролер влажности почвы и воздуха, автоматический анализатор состава воздуха. Теплицы перестраивали дважды. Первый проект на задался, оказалось, что высота фундамента не соотвтетствует присланным американцами корективам. Второй был начат без согласования со специалистами по водоподготовке. Третий проект был обсуждён при личном участии господина Мискарёва. На каждой странице окончательного варианта проектной документации стояла его подпись. Утверждённый в конце-концов проект оранжереи начал своё воплощение в жизнь. Это были строго квадратные здания теплиц. Тёплые полы, капельная система полива с контроллером температуры орошаемого квадратного метра цветочного пространства. Этот гиганский труд производился ради того, чтобы была возможность создать все условия для наибольшего приближения к природным, в которых так нужался любимый Иринин цветок — орхидея. 
Она обожала орхидеи. Могла часами смотреть, наслаждаясь их удивительной природной красотой и потрясающими расцветками от ярко белой до фиолетово-синей. Конечно, она видела их раньше, но была потрясена и околдована, когда впервые приехала в Сингапур, напросившись с отцом на какую-то его важную встречу и перговоры. 
Тогда, чтобы занять дочь, Мискарёв попросил отвезти её в сингапурский ботанический сад. Это настоящий тропический лес со множеством глухих тропинок и в то же время ухоженных аллей. Считается, что первый ботанический сад появился в Сингапуре в 1822 году и основателем его, равно как и государства, был сэр Stamford Raffles, натуралист-любитель. Когда, спустя семь лет, парк перешел в государственное владение, то превратился в ведущий экваториальный ботанический сад. Сейчас ему почти что сто пятьдесят лет, а он привлекает огромное количество посетителей. Внутри ботанического сада располагается Национальный парк орхидей Сингапура. Ирина была потрясена богатством и разнообразием коллекции. Шестьдесят тысяч видов уникальных цветов, большинство из которых были найдены в Юго-Восточной Азии. Таиланд, острова Борнео, Суматра, Ява, Малайзия, Филиппины, Бирма, Индокитай, Австралия, Индия, Китай, Мадагаскар. 
Cool House — стеклянная галерея, в которой растут «холодные виды» орхидей, привезённые из стран с умеренным климатом. 
Четыре отдельные цветовые зоны в каждой тематичесой части выставки. «Весенняя» собрала цветы ярких золотых, желтых и сливочных оттенков; «Летняя» часть — это красные орхидеи и близкие по оттенкам; «Осенняя» гамма — зрелые насыщенные оттенки густого оранжевого; «Зимняя» гамма — белые и светло-голубые орхидеи. 
После первого посещения ботанического сада Ирина так в нём и пропадала всю сингапурскую командировку. Тогда Мискарёв не придал этому особого значения, а сейчас вдруг вспомнил, откуда у его дочери такое увлечение. 
- Всё логично, - рассуждал он сам с собой. Хорошо, что цветочки ей нравятся, а не что-нибудь другое. Пропадала в саду, потом в библиотеке. Эпифиты какие-то, вьющиеся цветы. Помню, что оторвать ничего от цветочка не смогла. У нас ведь какая примета — если украдёшь кусочек цветка, - лучше у тебя приживётся. Понятное дело, решила она, всего не наобрываешься, лучше свои теплицы завести. Да... Вот попал... 

А Ирина тем временем продолжала работать с консультантами. Аналогичный водяному температурный режим с возможностью сезонного понижения. Это период покоя для растения, во время которого оно формирует почки. Достоточное количество света. Видам орхидей, обитающим в тропических лесах, необходимо значительно меньше солнечных лучей, чем произрастающим в высокогорных условиях. Для эпифитных видов цветов, произрастающих на определённых деревьях-хозяевах, источником минеральных веществ служат дождевая вода с частичками пыли, перегной, скапливающийся в колониях эпифитов, экскременты животных и мёртвые тела. Орхидеи очень чувствительны к выбору своего дерева-хозяина. Самым мистически-природным способом они учитывают и условия освещённости, и особенности коры предполагаемого дерева-хозяина, точнее её способностью накапливать и выделять питательные вещества. 
Королевские цветы точно знают, какие деревья никогда не дадут разместиться им на своих стволах. Они самым некорректным образом препятствуют поселению на себе орхидей, выделяя через кору активные вещества, которые не дают корням закрепиться. 
Орхидеям нужен свет, восемь часов в день. Ирина закупала фитолампы, которые должны были быть расположены на расстоянии пятидесяти сантиметров от каждого растения. 
Заниматься разведением миниатюрных орхидей в аквариумах ей не хотелось. И она тратила всё своё время, чтобы проследить за размещением цветов в правильном расстоянии от стекла теплицы. Чтобы не получили ожоги в тёплое время года и не замёрзли зимой.  
Первая партия поддонов с галькой была забракована. Ненадлежащей глубины. Глубина должна была быть пять сантиметров — не больше и не меньше. Правильный размер — залог успеха! 
Регулярное опрыскивание цветов растворами с удобрением. Нужно было установить четкий график для работников теплицы. Это было особенно важно на первых порах переселения цветов на грунт.

Переселили, затем оросили. В тёплое время года — орошать цветы нужно было регулярно. А зимой орхидеи спят. Полив должен быть минимальным. Иринины теплицы с солнцезащитной тканью — в народе шейдхаусы , имели специальные фильтры - улавливателя непритяных запахов и частиц пыли, тёплые цвета интерьерных стен для разделения зон роста растений, специальные вентиляционные насадки с креплением к потолку и сложную систему компьютерного наблюдения и регистрации всех необходимых показателей для нужных условий выращивания редчайших цветов. 
Второе здание теплицы было предназначено для сугубо практического выращивания овощей, фруктов и ягод. Всё для местного потребления. Этим она частично оправдала надежды Мискарёва-старшего по его видению использования такого дорогостоящего в строительстве и уходе здания. 
Ирина занималась всеми необходимыми делами и грезила своими орхидеями - представляла себе нежные грозди цветов, аромат цветущего сада и в самом центре оранжереи на высокой клумбе — королеву цветов — черную орхидею. Она знала, что сингапурский ботанический не признаёт орхидей черного цвета. Но в Америке очень даже признают и вроде бы где-то в Калифорнии даже вывели. 


Часть пятая 

Строительство и развитие поместья продолжалось нужными темпами. Уже был премьерный показ конюшен и большого манежа близким друзьям и преданным сотрудникам корпорации господина Мискарёва. Уже завязался роман между Ириной и главным помощником олигарха по строительству в Орловщине Иваном Лешниным. 
Они хорошо смотрелись — тёмноволосая стройная Ирина и высокий плечистый блондин Иван. 
- Лешнин — от слова «леший»! Так и жить тебе, Иван, в орловском лесу! - шутил довольный Мискарёв. У него, как у любого богатого и влиятельного человека со временем оставалась в голове только одна тревожная мысль — кому завещать, кому оставить своё хозяйство... Теперь вроде получалось, что есть кому. Теплицы заполнялись цветами.

images-161.jpeg


 images-171.jpeg


work.5930845.5.flat220x200075t1.jpg


article-page-main-ehow-images-a08-39-3u-cattleyas-orchids-800x8001.jpg


articleimg20431.jpg


У Ирины на носу был аукцион редких орхидей. В Алсмеере работали два её представителя. 
На кону была выращенная в Калифорнии удивительной красоты черная орхидея — символ абсолютной власти великой державы.

 
529563_184910581657603_2132250710_n.jpg



Для этого уникального цветка было приготовлено соответствующее место в центре теплицы с небольшим водоёмом из пресной воды. Персонал был подготовлен к тому, что работать с новым цветком нужно будет с особой острожностью, в специальных перчатках. 
Почему-то все волновались. 
Аукцион начался вовремя. В какой-то момент Ирине показалось, что её агенты неактивны. Она попыталась связаться с ними, но телефонная связь пропала и забрахлил сайт, через который она связывалась с регистрационной картой аукциона. 
Напряжение возрастало. Пришлось соединиться с хостинговой компанией. Служба поддержки в течение короткого времени восстановила связь работающего сайта. 
Ирина вошла в аукцион, и очень вовремя! Её основной агент замешкался — по какой причине неизвестно. Цветок должен был уйти в другие руки. 
Ирина заорала кнопками клавиатуры — Это моё — объявив цену, за которую папа конечно же не похвалил бы, но которая окончательно успокоила ведущего аукциона. 

Через два часа царственная черная орхидея в специальном контейнере с установленной дозированной подачей воды и капель микроэлементов летела в Россию. 

А ровно через неделю после того, как в Москве приземлился самолёт с мискарёвской черной орхидеей в готовящейся для очередной проверки пухлой папке, подписанной «Мои олигархи — чем заняты сволочи» напротив фамилии Мискарёва была стёрта огромная черная галка, а ещё, спустя час, и сама фамилия была удалена из списка на первой странице отчета. 

Вместо неё появилась другая, не проявившая пока лояльности к интересам государства, вскормившего на своей груди очередную двуголовую змею с раздвоенным языком для лживых обещаний, лицемерных признаний в любви к своему сердобольному, невежественному, с половинчатой душой народу. Кукловод
потирал руки.